Вы здесь

Лечение заикания

Заикание — нарушение речи, которое не только широко распространено среди детей и взрослых, но и отличается многообразными причинами возникновения, сложным симптомокомплексом и в ряде случаев невысокой эффективностью лечения. Трудности общения с окружающими, характерные для многих заикающихся, особенно в подростковом и юношеском возрасте, обусловливают у этих больных определенные изменения личности, мешают им учиться и работать, в полной мере раскрывать свои способности и интеллектуальные возможности. Поэтому, несмотря на многовековую историю борьбы с заиканием и большое количество исследований в данной области, дальнейшее изучение этого нарушения речи, поиски новых терапевтических приемов и методик не утратили актуальности.

Заикание

Цель — опираясь на литературные источники и материал собственной многолетней практической и научной работы, показать тесную взаимосвязь особенностей возникновения и симптоматики заикания с нервно-психическими заболеваниями, на фоне которых оно, как правило, протекает. Учет этой взаимосвязи является определяющим в отборе дифференцированных приемов лого- и психотерапии этого нарушения речи.



«заикание» и «логоневрозы»

Принципиально новыми вопросами, которые нашли отражение в работе, являются трактовка понятий «заикание» и «логоневрозы»; изучение связи заикания с проблемами пола у взрослых; описание особенностей возникновения и проявлений заикания у больных, страдающих психопатиями, эпилепсией и шизофренией, а также у взрослых больных с истерическим неврозом; данные о лого- и психотерапевтической методиках применения.

ЗАИКАНИЕ И ЕГО РАСПРОСТРАНЕННОСТЬ

О заикании как о болезни. На протяжении многовековой истории изучения и лечения заикания до сих пор исследователи высказывают самые различные точки зрения по поводу сущности этого нарушения речи, его этиопатогенетической основы, методов и приемов лечения заикающихся детей и взрослых.

Многие спорные вопросы, нерешенные и в настоящее время, являются наследием разных школ и направлений, нередко по своим теоретическим и терапевтическим воззрениям стоявших на совершенно различной методологической и научной (либо псевдонаучной) платформе.

Даже в наши дни некоторые исследователи и специалисты-практики не могут прийти к единому выводу по поводу того, является ли заикание болезнью или только недостатком речи, нужно ли его «лечить» или «устранять», где целесообразнее лечить заикающихся — в медицинских учреждениях или в логопедических кабинетах системы просвещения.

Большинство специалистов, работающих в области заикания, все же высказывают мнение о необходимости комплексного изучения и лечения этого нарушения речи. Однако в ряде отдельных работ авторов-педагогов комплексный метод лечения заикания, по сути дела, только декларируется, а фактически предлагаются те или иные дидактические приемы, хотя почти везде упоминается о необходимости участия в реабилитационном процессе наряду с логопедами врачей-психотерапевтов, невропатологов, физиотерапевтов.

комплексный метод лечения заикания

С другой стороны, в некоторых работах авторами которых являются врачи (в основном психиатры и психотерапевты), в качестве ведущего метода лечения заикания выдвигаются различные психотерапевтические приемы, а ссылки на логопедическое закрепление достигнутых результатов также, в определенной мере, являются формальными.

Более того, практика показывает, что даже в условиях одного логопедического кабинета, где бы он ни функционировал — при медицинском учреждении или, тем более, в системе просвещения,— логопеды нередко имеют смутное представление о заикании как о болезни, а врачи в силу определенных недостатков учебных программ медицинских институтов и факультетов имеют недостаточно глубокие знания о нарушениях речи и методах их устранения. Сложившаяся ситуация становится в последние годы объектом внимания широких кругов общественности нашей страны. Аналогичная точка зрения высказана в статье М. Васина «Обретение слова».

Обретение слова

Такое положение, которое в последнее десятилетие все же постепенно преодолевается усилиями отдельных коллективов научных и лечебных учреждений, в целом, на протяжении многих лет, не могло не тормозить развитие учения о заикании и мало способствовало улучшению методов и результатов лечебно-реабилитационной работы с больными. Видимо, поэтому до сих пор отсутствует достаточно полное определение заикания, удовлетворяющее всем особенностям этиопатогенеза, а существующие определения выдвигают на первый план лишь некоторые этиологические факторы и клинические проявления, которые зачастую освещают только отдельные стороны интересующей нас проблемы и весьма ограниченно определяют направления коррекционно-лечебной работы. Так, Э. Фрешельс (1931), полагая, что «так называемое заикание есть осознание неправильности речи и наслоение многочисленных вспомогательных средств, происходящих частично из центра...», предлагает заменить существующий термин «заикание» другим названием — «ассоциативная афазия» — и тем самым ошибочно связывает все случаи заикания с нарушениями речи органического генеза — афазией.

Отдельные исследователи определяют заикание как невроз и тем самым обосновывают необходимость всестороннего лечебного воздействия на речь и организм, в частности на нервную систему больного. «Ученые заикание понимают как невроз, при котором нарушается не только функция речи, но и деятельность всего организма как единого целого». Это в основном правильное положение также не до конца объясняет все особенности проявления этого нарушения речи.

Некоторые исследователи, не исключая у заикающихся наличия невротических проявлений, отмечают у многих больных органические симптомы поражения центральной нервной системы. Такая оценка этиопатогенетической основы заикания точнее раскрывает сущность проблемы.

Вместе с тем, в этот же период широкое распространение получает определение заикания как расстройства речи с преимущественным нарушением ее коммуникативной функции. Очевидно, что это определение, правильно трактуя нарушение одной из функций экспрессивной речи, не отражает полностью всего многообразия и сложности данного заболевания и является основополагающим для разработки и применения педагогических методик устранения заикания. Таким образом, как бы разграничивается деятельность логопеда и врача. Логопед с помощью тех или иных упражнений «устраняет» заикание, врач — лечит, т. е. возникает искусственная граница между усилиями специалистов, которые должны осуществляться совместно с полным и всесторонним пониманием объекта приложения, и фактически воздвигаются препятствия на пути комплексного изучения и лечения этого нарушения речи.

Основываясь на наших многолетних наблюдениях и не претендуя на исчерпывающее определение сущности заикания, мы полагаем, что это — состояние речи, обладающее отрицательной, а в некоторых случаях и положительной динамикой, при котором в периферическом речевом аппарате больного наблюдаются судороги различной тяжести, продолжительности и частоты, возникающие в большинстве случаев вследствие невротических, неврозоподобных состояний либо органических заболеваний нервной системы и, в свою очередь, вызывающие у значительной группы больных вторичные реактивные наслоения. Эти наслоения могут обусловливать определенные изменения личности и приводить к нарушениям системы общения больного с окружающими. При этом, по данным литературы и по нашим наблюдениям, нет прямой зависимости между выраженностью вторичных невротических наслоений и степенью тяжести судорожного речевого синдрома. Нарушения общей и речевой моторики, отмеченные у заикающихся многими исследователями, видимо, также можно рассматривать как следствие заболеваний нервной системы или их остаточных явлений.

определение сущности заикания

Таким образом, можно сделать вывод о том, что заикание — это полиморфное болезненное состояние, при котором судорожное нарушение речи является только внешним симптомом. Поэтому человека, страдающего заиканием, следует рассматривать как больного, в большинстве случаев нуждающегося в комплексном лечебном воздействии. Ведущая роль в этом комплексе должна принадлежать логопедической работе, заключающей в себе целенаправленные приемы рациональной психотерапии, которые желательно, на наш взгляд, сосредоточить в руках одного специалиста, а суггестивная терапия, проводимая врачом-психотерапевтом, должна, в свою очередь, полностью учитывать задачи, особенности и этапы логотерапевтической работы.



Заикание и логоневроз. Исходя из концепции, трактующей заикание как невроз, некоторые авторы считают это нарушение речи специфической формой речевого невроза — логоневрозом.

логоневроз

На практике многие врачи, логопеды и медицинские психологи употребляют термины «логоневроз» и «заикание», не дифференцируя эти понятия, что снижает роль этиопатогенетических факторов в отборе лечебно-реабилитационных приемов, которые должны учитывать индивидуальные особенности больных. Однако в настоящее время не всех специалистов может удовлетворить полное отождествление понятий «заикание» — «логоневроз», а поэтому нередко возникают дискуссии о том, в каких взаимоотношениях находятся эти понятия и какое из них является более широким либо более узким.

А. М. Свядощ указывает, что крупнейшие советские психиатры и психотерапевты предлагают пользоваться термином «невроз» лишь для обозначения заболеваний, вызванных действием психической травмы, и относить их, таким образом, к психогенным заболеваниям, или психогениям.

Следовательно, отождествление заикания с лого-неврозом возможно только в тех случаях, когда причиной заикания является психогения или когда уже сформировавшееся речевое нарушение, травмируя психику больного, вызывает у него вторичные невротические реакции. В последнем случае нарушение речи можно рассматривать как заикание, осложненное логоневротическим синдромом, которое по особенностям проявлений и течения во многом совпадает с клиникой неврозов. Поэтому такое заикание также правомерно квалифицировать как логоневроз.

отождествление заикания с лого-неврозом

Подобное представление о заикании, видимо, в большинстве случаев можно считать правильным, но полностью ставить знак равенства между понятиями «заикание» и «логоневроз» нельзя, так как в ряде случаев этиопатогенетической основой судорожного речевого заболевания является не психогения, а причиной логоневротических наслоений может служить не только заикание, но и некоторые другие нарушения речи, как косноязычие, ринолалия и др., а также психотравма, вызвавшая заболевание речи, не связанное с речевым судорожным синдромом, например невротический мутизм или афония у больных с истероидной акцентуацией личности.

Изучая вопрос о количественном совпадении случаев заикания с логоневрозом, мы из 659 случаев заикания (возраст пациентов — от 2 до 68 лет) выявили 566 (85,9 %), в которых заикание можно было квалифицировать как логоневроз, протекающий у ряда больных на фоне остаточных явлений органического поражения ЦНС. Вторую группу (14,1 %) составили заикающиеся с выраженной органической симптоматикой, некоторыми формами психопатий, шизофрений и больные неврозами, не знающие, что они заикаются.

Аномалии внутриутробного развития и заикание

Аномалии внутриутробного развития, истощающие инфекционные заболевания раннего детства, особенно нейроинфекции и некоторые эндокринные заболевания, вызывающие органическое поражение центральной нервной системы, черепно-мозговые травмы не только ослабляют ребенка, предрасполагая его к развитию невротических состояний, но могут явиться и причиной задержки психического развития, а в ряде случаев обусловливать умственную отсталость. Одними из характерных проявлений временной задержки психического развития, а тем более необратимых процессов, связанных со снижением интеллекта у ребенка, нередко являются различного рода речевые нарушения, главным образом нарушения звукопроизношения по типу дизартрии,и заикание, которое в отличие от логоневроза рассматривается как нарушение речи органического генеза. У этих больных и всех пациентов второй группы психической травматизации, которая непосредственно относилась бы к их речевому нарушению, на момент обследования не обнаружено либо она утратила свою актуальность (например, у заикающихся с хроническим алкоголизмом). Специфических жалоб, свойственных больным логоневрозом, они не предъявляли. К нам эти больные в большинстве случаев обращались по настоянию близких родственников.

Больных, не знающих, что у них заикание, мы наблюдали в процессе клинических разборов, проводимых сотрудниками кафедры психотерапии ЛенГИДУВа им. С. М. Кирова и в Ленинградской клинике неврозов им акад. И. П. Павлова, где они лечились по поводу невротических заболеваний.

Анализируя случаи разовых консультаций и истории болезни пациентов с диагнозом «логоневроз» (всего 200 человек), мы выявили 6 случаев нарушений речи (3 %), не являющихся заиканием и вызвавших у больных вторичные невротические реакции (косноязычие у взрослых) либо представляющих собой нарушения речи без судорожного речевого синдрома, возникшие вследствие психотравматизации (например, афония у больных истерическим неврозом).



Основываясь на клинических наблюдениях, мы видим, что логоневроз в 97 % случаев из 200 является заиканием (3 % — логоневроз, связанный с другими нарушениями речи), и, вместе с тем, почти 86 % всех случаев заикания из 659 можно считать логоневрозом. Таким образом, понятие «заикание» полностью нельзя отождествлять с логоневрозом, оно является более емким, включает в себя судорожные нарушения речи различной этиологии, но в подавляющем большинстве случаев, по нашим данным, может быть квалифицировано как логоневроз; значительно реже — это заикание без логоневротического синдрома, и в отдельных случаях логоневроз не является заиканием.

О распространенности заикания. По нашим наблюдениям, распространенность заикания зависит не только от многообразных этиологических факторов, но и от некоторых национальных черт, например от особенностей темперамента, определяющих, в известной мере, такие просадические характеристики языка, как темп, ритм, расстановка пауз, интонация. М. Е. Хватцев (1959, 1966) отмечает, что в Европе число заикающихся уменьшается с запада на восток: у французов — 5,7 %, у немцев — 2 %, у русских — 1,2 %.

Распространенность заикания среди мужчин и женщин

По данным, которые мы собирали в течение многих лет в Питере, в среднем этим нарушением речи страдают около 2 % детей и до 1,5 % взрослых.

Распространенность заикания среди мужчин и женщин. И. А. Сикорский, приводя данные различных авторов, большинство которых говорят о повышенной возможности психотравмирования мальчиков в связи с их более активным образом жизни, сам склоняется к мысли о том, что заикание у девочек встречается реже, чем у мальчиков, потому, что доминантное речевое полушарие головного мозга у женщин, по его мнению, развито несколько лучше, чем у мужчин. Видимо, это мнение И. А. Сикорского основано и на общеизвестном факте, говорящем о некотором «опережении» девочками мальчиков в развитии речи при отсутствии каких-либо заболеваний.

В. А. Куршев, как и многие другие авторы, считает, что мальчики значительно чаще, чем девочки, подвергаются психическому травмированию, поэтому и заикание у них развивается в 3—4 раза чаще. Наши данные, основанные на анализе 659 историй болезни заикающихся детей и взрослых и 86 историй болезни умственноотсталых детей, страдающих заиканием, в основном позволяют с этими выводами согласиться.

По нашим данным, среди интеллектуально полноценных детей, страдающих заиканием, соотношение женщин и мужчин такое же, какое обычно приводится в литературе: 1 к 3. Среди заикающихся детей-олигофренов это соотношение резко меняется «в пользу» девочек (39 девочек и 47 мальчиков, т. е. почти 1:1). Как указывают исследователи олигофрении, мальчики и девочки страдают умственной отсталостью также с одинаковой частотой. И именно у этой категории больных в этиологии заикания значительно преобладают врожденные факторы, определяющие системность и полиморфность их речевого нарушения, обусловленного органическим поражением головного мозга, и практически отсутствуют психогенные причины.