Вы здесь

Общие закономерности эпидемиологии инфекционных болезней у детей

Эпидемический процесс, специфичный для каждой инфекции, формировался в течение длительной эволюции. Микроб-паразит приспосабливался к смене индивидуального хозяина, без чего невозможно было бы его существование как вида. Для каждой инфекции вырабатывались определенные специфические условия выделения возбудителя из пораженного организма и механизм передачи его новому хозяину.

Эпидемический процесс развивается обязательно при наличии всех трех звеньев эпидемической цепи: источника инфекции, путей передачи и восприимчивого к данной инфекции населения. Смыкание этих трех звеньев происходит при определенных условиях внешней среды.

Источником, или естественным резервуаром, инфекции является зараженный человек или животное (больные и носители).



Важнейшим источником большинства инфекций служит больной человек. При инфекциях, свойственных только человеку и отличающихся отсутствием носительства (корь, натуральная оспа и др.), это единственный источник заражения. Большинство больных становятся заразными с первого дня заболевания, а при некоторых инфекциях (дифтерия, эпидемический паротит, холера, брюшной тиф и др.) даже и в последние дни инкубационного периода. Больные продолжают оставаться контагиозными в течение всего периода выделения им вирулентных возбудителей.

Опасными в отношении заражения становятся не только больные с клинически выраженными формами болезни, но и те, у кого она протекает в атипичной, или стертой, форме. Вследствие трудности распознавания таких форм они играют в эпидемиологии весьма значительную роль. Атипичные формы болезни часто наблюдаются при скарлатине, дифтерии, коклюше, эпидемическом паротите, гриппе, кишечных инфекциях, вирусном гепатите, брюшном тифе, эпидемическом полиомиелите. Наиболее часто они встречаются у детей первого года жизни. Атипичному течению инфекции могут способствовать профилактические прививки, не всегда создающие полноценный иммунитет.

Больные дети как источники заражения при некоторых инфекциях особенно опасны. Например, грудные дети, больные кишечными инфекциями, испражняясь, особенно легко и обильно инфицируют окружающую среду. Немалую опасность представляют также больные кишечными инфекциями дети дошкольного и младшего школьного возраста, у которых еще не выработались необходимые санитарно-гигиенические навыки.

Помимо больных, источником инфекции при многих заразных болезнях (дифтерия, Скарлатина, менингококковая инфекция, полиомиелит, брюшной тиф, дизентерия, холера, вирусный гепатит, лейшманиоз, малярия и др.) могут быть носители. Различают ранних носителей, выделяющих возбудителя в инкубационном периоде, носителей-реконвалесцентов и здоровых носителей.

Носительство в инкубационном периоде наблюдается по существу при всех инфекциях, но играет известную эпидемиологическую роль лишь при некоторых из них, а именно при дифтерии, эпидемическом цереброспинальном менингите, брюшном тифе, холере и др. Роль таких носителей как источников инфекции, по-видимому, невелика. Гораздо важнее эпидемиологическое значение носителей-реконвалесцентов. Они, как и больные, выделяют обычно в большом количестве вирулентные штаммы возбудителя. Длительность носительства после перенесенной болезни далеко не одинакова при различных инфекциях; она колеблется также в зависимости от индивидуальных свойств носителя и условий внешней среды. У большинства реконвалесцентов носительство заканчивается в течение 1—3 нед после выздоровления. Значительно реже выделение возбудителя может затянуться на более длительные сроки. (1—3 мес). Наконец, после некоторых болезней (брюшной тиф, паратиф, бруцеллез) изредка наблюдается хроническое носительство, продолжающееся многие месяцы и годы. Описаны случаи брюшнотифозного носительства, продолжающегося в течение десятилетий. Длительное носительство обычно связано с наличием хронических воспалительных процессов (холангиты, холециститы, воспаление мочевыводящих путей при тифозном, воспалительное состояние слизистой оболочки кишечника при дизентерийном, тонзиллиты, риниты, назофарингиты при дифтерийном, стрептококковом носительстве). Эпидемиологическое значение носителей-реконвалесцентов очень велико. Близким к хроническому носительству состоянием является персистентная инфекция. Эпидемиологическая роль ее недостаточно ясна.

Носительство у здоровых людей при менингококковой инфекции, полиомиелите, дифтерии, скарлатине, кишечных инфекциях — частое явление. Частота этого вида носительства широко колеблется в зависимости от условий. Она особенно велика среди лиц, непосредственно общающихся с больными. Длительность этой формы носительства, как правило, невелика. Массивность выделения возбудителя значительно меньше, чем у больных и реконвалесцентов. Однако вследствие широкого распространения этой формы носительства и невозможности полного выявления и изоляции здоровых носителей эпидемиологическое значение их велико. Заражение менингококковой инфекцией, полиомиелитом, а в большинстве случаев кишечными, инфекциями происходит в основном от здоровых носителей.

Животные являются резервуаром инфекций при так называемых зоонозах (сап, сибирская язва, бешенство, ящур, чума, туляремия, бруцеллез, лептоспирозы, токсоплазмоз и др.). Животные могут явиться источником заражения человека, будучи больными или носителями. Для детей особую опасность представляют домашние животные, с которыми они часто имеют тесный контакт (собаки, кошки, крупный и мелкий рогатый скот).

Механизм заражения специфичен для каждой инфекционной болезни. Он находится в зависимости от локализации возбудителя в организме человека (животного) — источника инфекции. Эта локализация определяет путь выделения микроба в окружающую среду. Так, при локализации возбудителя на слизистых оболочках верхних дыхательных путей он выделяется из организма с секретом последних (коклюш, грипп, корь). Если возбудитель находится в крови и не содержится в различных выделениях больного, то инфекция может передаваться лишь кровососущими членистоногими (малярия, сыпной тиф). Механизм передачи зависит также от способности возбудителя сохраняться во внешней среде йне организма хозяина, т. е. от стойкости микроба.

При инфекциях, возбудители которых выделяются из организма главным образом с секретом слизистых оболочек носа, зева, глотки и верхних дыхательных путей, заражение происходит воздушно-капельным путем. Эти инфекции называют воздушно-капельными, или, по Л. В. Громашевскому, инфекциями дыхательных путей (корь, краснуха, грипп, коклюш, дифтерия, скарлатина, оспа, ветряная оспа, эпидемический паротит, менингококковая инфекция и др.).

При этих болезнях капельки инфицированного секрета слизистых оболочек выбрасываются в окружающий воздух при кашле, чиханье, крике, разговоре. Величина капелек зависит от вязкости выделяемого секрета. Например, при коклюше после длительного приступа кашля больной с трудом отделяет комок вязкой мокроты, содержащей возбудителя. Разбрызгивание такого секрета затруднительно; образующиеся крупные капли вследствие своей тяжести быстро осаждаются вблизи больного. Наоборот, в начальном периоде кори жидкий секрет слизистой оболочки носа легко может быть распылен при чиханье на мельчайшие капельки. Чем мельче капельки, тем дольше они находятся в воздухе во взвешенном состоянии. Взвешенные в воздухе капельки создают коллоидную систему — аэрозоль. Вследствие присущего мелким капелькам броуновского движения и наличия электрического заряда, обусловливающего их взаимное отталкивание, они обладают свойством распространяться в воздухе. После некоторого пребывания в воздухе в результате испарения влаги поверхностные слои капелек уплотняются, тогда как в центре их сохраняются благоприятные для возбудителя условия. Эти так называемые ядрышки создают возможность более длительного сохранения инфекции в воздухе. Вместе с вдыхаемым воздухом взвешенные в нем капельки попадают в нос и дыхательные пути здорового человека, вызывая заражение. При наличии в помещении токов воздуха мельчайшие капельки могут переноситься на значительные расстояния (десятки метров). Наибольшая концентрация возбудителя при выделении его воздушно-капельным путем создается в непосредственной близости от больного. По мере удаления от больного эта концентрация уменьшается. При кори, ветряной оспе, а также при других заболеваниях в результате большой восприимчивости даже низкая концентрация вируса, создающаяся на относительно дальнем расстоянии от больного, сопряжена с опасностью заражения; возбудитель болезни передается через коридоры, неплотно прикрытые двери и, как указывают некоторые клиницисты и эпидемиологи, через лестничные клетки и вентиляционные ходы.

При инфекциях, восприимчивость к которым более низкая, заражение в значительной степени определяется дозой инфекционного начала. Патогенные микробы, в том числе стрептококки, дифтерийная палочка, вирус оспы, могут распространяться по воздуху с пылью. По мнению некоторых ученых, такой способ распространения наряду с передачей патогенных микробов воздушно-капельным путем имеет большое значение.

Возбудитель может передаваться и при непосредственном общений (или при прямом контакте) здорового человека с источником инфекции. Например, дифтерия, скарлатина могут быть переданы при поцелуе, бешенство — при укусе больным животным, бруцеллез — при уходе за больным животным (через кожу).

Передача инфекции через зараженные объекты внешней среды, т. е. путем непрямого контакта, возможна лишь при болезнях, возбудитель которых обладает известной стойкостью во внешней среде. Заражение происходит через посуду, игрушки, полотенце, носовые платки, платье больного и все предметы, находящиеся в непосредственной близости от него. Малостойкие возбудители (вирус кори, ветряной оспы, краснухи и др.) быстро погибают во внешней среде, поэтому передача их путем непрямого контакта — исключительная редкость.

Заражение путем непрямого контакта играет большую роль в эпидемиологии кишечных инфекций (брюшной тиф, паратифы, дизентерия, холера). Фекалии больного, содержащие возбудителя, инфицируют различные объекты внешней среды. В рассеивании возбудителя болезни громадную роль играют руки как больного или носителя, так и здорового человека. Больной или носитель, загрязняя фекалиями свои руки, инфицирует ими различные предметы — посуду, игрушки, ручки дверей, перила и др. Здоровый человек, берясь за эти предметы, заражает руки, которыми и заносит возбудителя в рот. При некоторых кишечных инфекциях (брюшной тиф, паратифы, вирусный гепатит) возбудитель выделяется также с мочой; загрязнение ею различных предметов ведет к тому же механизму передачи инфекции. Загрязнение рук фекалиями и мочой очень легко происходит у маленьких детей.

Пищевой (алиментарный) способ передачи возбудителя характерен для группы кишечных инфекций, бруцеллеза, ящура. Он наблюдается также при эпидемическом полиомиелите, сибирской язве, туляремии и очень редко при таких воздушно-капельных инфекциях, вызываемых стойкими возбудителями, как дифтерия и скарлатина.

Передача возбудителя через пищу может происходить при употреблении мяса больных животных, которое подвергалось недостаточной термической обработке (сальмонеллезные токсикоинфекции, туляремия, сибирская язва), а также молока и молочных продуктов (бруцеллез, ящур).

Инфицирование продуктов может произойти от больного человека или носителя при перевозке, продаже и кулинарной обработке (кишечные инфекции, вирусный гепатит, скарлатина, дифтерия). Наконец, заражение пищи возможно через инфицированные объекты внешней среды (тара, кухонное оборудование, посуда, вода и др.) и через мух. Особую опасность представляют продукты и блюда, если они не подвергаются термической обработке непосредственно перед приемом пищи (молоко, молочные продукты, студень, винегрет, паштет, салат и др).

Заражение большой партии продукта, поступающего в массовое употребление (молоко, мороженое, крем, мясо, различные блюда), может привести к возникновению множественных заболеваний, а иногда и весьма крупных эпидемических вспышек. При заражении молока частыми его жертвами являются дети, для которых оно служит одним из основных продуктов питания.

Заражение через воду может произойти при употреблении ее для питья (кишечные инфекции, туляремия, лептоспирозы) и в результате попадания инфицированной воды на поврежденную кожу, т. е. по типу непрямого контакта (лептоспирозы, туляремия).

Вода легко подвергается фекальному загрязнению, что сопряжено с большой опасностью заражения ее возбудителями кишечных инфекций. В инфицировании воды большое значение имеет загрязнение почвы. При смывании дождевыми водами нечистот с поверхности земли загрязняются открытые водоемы (ручьи, реки, озера, пруды, колодцы). Через почву (например, из выгребов) патогенные микробы могут проникнуть в грунтовые воды и вместе с ними в колодцы. Открытые водоемы, помимо того, загрязняются при спуске нечистот, стирке белья и др. Особую опасность представляет спуск в открытые водоемы сточных вод из больниц. Колодцы могут инфицироваться также при неправильном пользовании ими (например, при заборе воды индивидуальными ведрами).

В зависимости от размеров и типа водоисточника водные эпидемии кишечных инфекций имеют свои особенности. При заражении водопроводной воды в месте ее забора или в отдельных участках водопроводной сети развиваются обширные эпидемии с бурным началом и течением.

Заражение воды возбудителями лептоспирозов и туляремии происходит при попадании в нее выделений больных грызунов и трупов погибших зверьков.

Передача возбудителя живыми переносчиками (трансмиссивный путь) осуществляется при многих инфекционных болезнях. Переносчиками являются различные представители типа членистоногих (насекомые и клещи). Можно различать переносчиков механических и специфических, относящихся к кровососущим паразитам.



К механическим переносчикам относятся синантропные мухи; первое место среди них занимают комнатные мухи, которые переносят возбудителей кишечных инфекций, а также, по-видимому, эпидемического полиомиелита. Эпидемиологическая роль мух при кишечных инфекциях весьма существенна: сезонные летне-осенние подъемы заболеваемости в известной степени обусловливаются этим фактором.

Другую группу живых переносчиков представляют кровососущие членистоногие паразиты. Ε. Н. Павловский назвал их «специфическими переносчиками», так как они обеспечивают единственный для данного заболевания способ передачи возбудителя. Многие виды комаров рода Anopheles служат переносчиками возбудителей малярии. Вши (главным образом платяные) переносят сыпной и возвратный тиф, москиты — лихорадку паппатачи и лейшманиоз. Различные виды клещей являются переносчиками некоторых риккетсиозов, клещевого возвратного тифа, таежного энцефалита. Клещи могут передавать патогенного возбудителя трансовариальным путем своему потомству, являясь, таким образом, дополнительным резервуаром инфекции.

При некоторых болезнях передача возбудителей происходит различными способами. Так, дифтерия и скарлатина распространяются воздушно-капельным путем, при непрямом контакте и изредка через пищу; кишечные инфекции передаются контактным путем, через пищу, воду и мух.

Следует также кратко остановиться на возможности внутриутробной передачи возбудителя через плаценту от больной матери плоду, т. е. на вопросе о врожденных инфекционных болезнях. Этот вопрос представляет интерес для педиатра.

Исход внутриутробного заражения плода при большинстве инфекций зависит от сроков заболевания беременной женщины. При заболевании в первые месяцы беременности может наступить смерть эмбриона (выкидыш) или возникнуть различные пороки его развития. Болезнь матери во второй половине и в конце беременности может также повести к гибели плода и мертво-рождению; могут наступить и. преждевременные роды или ребенок может родиться инфицированным.

Среди внутриутробных бактериальных инфекций следует указать на стрептококковую инфекцию, эшерихиоз, листереллез и др. В связи с резким снижением общей заболеваемости сифилисом врожденная форма его в настоящее время встречается исключительно редко.

Среди вирусных инфекций могут передаваться внутриутробно краснуха, герпетическая инфекция, цитомегалия, реже — респираторные вирусные и энтеровирусные инфекции, вирусный гепатит. Особое внимание привлекает краснуха, которая, по данным отечественных и зарубежных исследователей, может оказать пагубное влияние на развитие плода и стать причиной возникновения пороков развития органов, микроцефалии, глухоты, пороков сердца, катаракты и др.

Из врожденных протозойных инфекций следует указать на токсоплазмоз и малярию. Токсоплазмоз в последнее время обращает на себя все большее внимание, в связи с чем это заболевание стало выявляться чаще.

Внутриутробные инфекции представляют не только чисто эпидемиологический интерес. Изучение их важно для создания предпосылок к антенатальной профилактике внутриутробных поражений плода, профилактике врожденных пороков развития.

Важнейшим фактором эпидемиологического процесса является восприимчивость населения. Восприимчивость к инфекционным болезням принято определять так называемым контагиозным индексом, который правильнее называть индексом восприимчивости.

Этот индекс указывает на среднее отношение числа заболевших к числу не болевших ранее этой инфекцией и имевших возможность заразиться ею. Индекс восприимчивости выражается десятичной дробью или в процентах. При некоторых инфекциях показатель этот очень высок, например при кори 0,96 (96%), а при менингококковой инфекции, по данным Л. В. Громашевского, очень низок — 0,002—0,005 (0,2—0,5%).

Понятие «индекс восприимчивости» имеет условное значение, так как восприимчивость населения зависит не только от «природной» (естественной) способности людей заболеть в случае заражения, но и от ряда условий, определяющих состояние организма и его защитных реакций. При особо широкой циркуляции возбудителя, при проведении массовой вакцинопрофилактики уровень поражаемости населения той или иной инфекцией, конечно, не отражает истинной «природной» способности людей ответить на заражение развитием болезни.

Уровень восприимчивости населения к инфекционным болезням зависит от многочисленных условий: возрастного состава, величины иммунной прослойки как следствия интенсивности предшествующего эпидемического процесса или иммунопрофилактики, условий внешней среды — социально-бытовых и природных. Там, где инфекция распространяется стихийно, где не вторгается сознательная воля человека, уровень и колебания восприимчивости населения являются основными регуляторами развития, течения и угасания эпидемического процесса. Это с особой очевидностью выявляется при воздушно-капельных (детских) инфекциях. Например, в дореволюционных рабочих казармах при отсутствии правильно организованной противоэпидемической борьбы масштабы эпидемии кори в значительной степени зависели от величины прослойки восприимчивых к этой инфекции детей, эпидемия угасала после исчерпывания всего или большей части «горючего материала». Конечно, при благоприятных условиях быта и энергично проводимых противоэпидемических мероприятиях эта «закономерность» не может проявиться.

Степень восприимчивости к той или иной инфекции определяет относительную частоту клинически выраженных и стертых форм болезни, а также возможность носительства. Чем ниже восприимчивость, тем чаще стертые формы и носительство. Так, при кори, восприимчивость к которой является практически абсолютной, стертые формы (не считая кори, ослабленной в результате серопрофилактики) встречаются редко, а носительство отсутствует. Наоборот, при полиомиелите, восприимчивость к которому невелика, наиболее частой формой инфекции являются носительство и стертые формы болезни.

Ведущую роль в эпидемиологии инфекционных болезней играет внешняя среда (социальный и природный факторы).

Социальная структура общества в значительной степени обусловливает социально-бытовые и санитарные условия жизни, играющие важную роль в эпидемиологии:

  • а) степень санитарного благоустройства населенных мест (водопровод, канализация,  очистка, озеленение и др.);
  • б) жилищные условия и коммунальное благоустройство жилищ;
  • в) общий культурный уровень и санитарная грамотность населения;
  • г) степень развития медико-санитарного дела и организация медицинского обслуживания детей и др.

История эпидемий свидетельствует об огромном значении в борьбе с заразными болезнями санитарного благоустройства населенных мест. В борьбе с кишечными инфекциями эти мероприятия являются наиболее радикальными.

Общепризнано, что полная ликвидация (эрадикация) инфекционной болезни возможна лишь при полном искоренении ее возбудителя. Однако в практике часто пользуются выражением «ликвидация массовой заболеваемости».



Важнейшим фактором в эпидемиологии служат жилищные условия, коммунальное благоустройство жилищ и степень плотности их заселения. В переуплотненных санитарно неблагоустроенных домах инфекционные болезни распространяются особенно легко. Огромное значение в эпидемиологии инфекционных болезней имеет состояние организации медико-санитарного дела и организации медицинского обслуживания детей. Существенное значение в развитии и течении эпидемического процесса имеют природные факторы (климат, сезон). Географическое распределение некоторых инфекций (лихорадка паппатачи, лейшманиозы и др.) находится в прямой зависимости от зоны (ареала) распространения соответствующего паразита-переносчика (москита).

Многим инфекциям свойственна природная очаговость (Ε. Н. Павловский). Природными очагами инфекции называются территориальные участки, на которых в результате исторически сложившихся связей между возбудителем болезни (паразитом), его переносчиками (членистоногими) и хозяевами (теплокровными животными и человеком) обеспечивается постоянное воспроизводство возбудителя. Такое «сообщество» животных-хозяев и паразитов, связанное с определенным биотопом, обусловливает более или менее прочное территориальное закрепление инфекции. К природно-очаговым инфекционным болезням относят сезонные энцефалиты, некоторые риккетсиозы (например, клещевые риккетсиозы, лихорадку Ky), клещевой спирохетоз, лептоспирозы, чуму, туляремию, сельскую форму кожного лейшманиоза, кала-азар, орнитозы и др.

Заболеваемость детей некоторыми инфекциями находится в явной зависимости от климата. Например, скарлатина почти не встречается в тропиках и субтропиках. Причины этой закономерности плохо изучены. П. Ф. Здродовский полагает, что высокая резистентность к скарлатине населения жарких стран, возможно, связана с обильной солнечной радиацией и большим количеством витаминов, употребляемых в пищу.

При ряде инфекционных болезней выявляется зависимость от сезона. При кишечных инфекциях подъем эпидемической кривой отмечается в теплый летне-осенний период, при воздушно-капельных («детских») инфекциях — в холодный осенне-зимний период, при паразитарных тифах — в конце зимы и начале весны, при бруцеллезе — весной, при малярии и лихорадке паппатачи — летом.

Причины сезонных колебаний при различных инфекциях неодинаковы. Распространение болезней, передающихся членистоногими, связано прежде всего с их биологией и временем максимального выплода. Подъемы заболеваемости бруцеллезом весной находятся в связи с активацией распространения инфекции крупным и мелким рогатым скотом (отел, окот, опорос и период усиленной лактации).

Однако сезонные колебания инфекционной заболеваемости вряд ли можно объяснить лишь одним каким-либо фактором. Очевидно, механизм этого явления более сложен. Примером могут служить кишечные и воздушно-капельные инфекции. В развитии сезонной заболеваемости кишечными инфекциями немалую роль играют мухи; о значении мушиного фактора свидетельствует часто наблюдающийся, довольно отчетливо выраженный параллелизм в ходе кривой заболеваемости и кривой, отражающей численность мух. Однако мухи — далеко не единственная причина сезонных подъемов заболеваемости кишечными инфекциями; они лишь один из факторов в сложном комплексе условий, благоприятствующих распространению инфекции в теплое время года. Следует помнить о других путях передачи инфекции и, наконец, о самом человеке, организм которого тоже подвергается воздействию внешней среды. В летние месяцы вследствие перегревания, усиленной инсоляции и других факторов изменяются многие физиологические функции человеческого организма (функция нервной системы, обмен, в частности витаминный, деятельность эндокринных желез, секреторная функция пищеварительных желез и др.). В результате изменения пищевого режима (потребление овощей, фруктов, ягод) происходит перестройка ферментативных процессов в пищеварительном тракте, что может привести к появлению дисфункций кишечника. Это, с одной стороны, ослабляет организм, снижает его сопротивляемость инфекции, а с другой — делает хронических носителей более активными распространителями инфекции. Перечисленное, по-видимому, не исчерпывает всего комплекса факторов, обусловливающих сезонные колебания заболеваемости кишечными инфекциями.

Осенне-зимние подъемы заболеваемости воздушно-капельными (детскими) инфекциями также зависят от воздействия многих факторов. Помимо упомянутых выше сезонных колебаний различных физиологических функций организма, снижение резистентности может происходить в результате сезонных катаров, широко распространенных в холодные месяцы года. Эти катары, развиваясь у больных или носителей той или иной капельной инфекции (скарлатина, дифтерия), вследствие появления кашля и чиханья способствуют более активному распространению микробов-возбудителей. Сезонные колебания заболеваемости некоторыми воздушно-капельными инфекциями, по-видимому, связаны также с колебаниями состояния иммунитета населения. Так, имеются указания, что восприимчивость к дифтерии, по данным реакции Шика, и зимние месяцы повышается.

Основная причина сезонности детских воздушно-капельных инфекций заключается в том, что в холодное время года дети больше времени проводят в помещениях, общаясь друг с другом. Таким образом, влияние природных факторов тесно переплетается с действием социально-бытовых.

Помимо сезонных колебаний заболеваемости, детские воздушно-капельные инфекции характеризуются так называемой периодичностью эпидемий. Эпидемии этих болезней могут повторяться через более или менее определенные сроки: при кори в среднем через 3—4 года, при скарлатине через 4—6 лет, при дифтерии через 7—10 лет, при коклюше через 2—5 лет. В основе периодичности заболеваний лежат колебания уровня восприимчивости населения к той или иной инфекции. Во время эпидемии накапливается иммунная прослойка среди населения (за счет перенесших инфекцию в клинически выраженной или стертой форме, а также в виде носительства).

Интенсивность такого «проэпидемичивания» населения при слабой организации противоэпидемических мероприятий может быть весьма различной. При стихийном развитии эпидемии, когда ей не ставится преград сознательной волей человека, происходит почти полное исчерпывание восприимчивости населения. Это создает невозможность дальнейшего распространения инфекции, в результате чего происходит затухание заболеваемости. После окончания-эпидемии вновь накапливается прослойка восприимчивых детей за счет рождающихся, подрастающих и прибывающих из других местностей. При наличии источника инфекции (спорадическая заболеваемость, завоз инфекции извне) создаются возможности новой вспышки. Длительность периодов эпидемического процесса и выраженность этого явления зависят от ряда факторов — от уровня рождаемости, степени миграции населения и активности противоэпидемических мероприятий,

Было бы неправильно объяснять колебания уровня заболеваемости детскими инфекциями Лишь проявлением описанной эпидемиологической закономерности, обусловленной периодическими колебаниями иммунитета среди населения. Возможность повышения или уменьшения заболеваемости находится в тесной зависимости от социальных условий жизни общества и качества проводимых противоэпидемических мероприятий. Периодичность эпидемического процесса при воздушно-капельных инфекциях не является роковой и неизбежной. При активной профилактической работе органов здравоохранения оно может быть преодолено. Так, при проведении массовой иммунизации населения (например, против дифтерии, коклюша, кори) свойственные детским инфекциям сезонные и периодические повышения заболеваемости становятся менее выраженными или совсем сглаживаются, циклы периодичности удлиняются.