Вы здесь

Противоречия взаимной адаптации

Стадии семейной жизни. — Нравственно-психологический смысл взаимной адаптации супругов. — Психологическая сущность супружеской адаптации. — Отличия дружеских и конфликтных семей. — Социально-ncuхологические особенности первичной адаптации. —Вторичная (негативная) адаптация, ее сущность, сферы протекания и возможные последствия. — Условия преодоления вторичной негативной адаптации. — Основные причины супружеских разногласий. — Адаптивный подход к супружеской совместимости. — Ревность и ее корни. — Психология семейных конфликтов. — Методики изучения особенностей супружеской адаптации.

адаптация

Как уже говорилось, одно из важных направлений подготовки к семейной жизни состоит в формировании у юношей и девушек понимания того, что заключение брака есть не завершение индивидуального поиска семейного счастья, а лишь начало борьбы за него, исходный пункт на долгом и трудном совместном пути. Однако деятельное осознание этого возможно при выполнении одного условия: наличия у человека определенных знаний о том, с чем он может столкнуться в течение следующих за свадьбой лет семейной жизни.



Конечно, полноценное усвоение этих знаний в юношеском возрасте невозможно, да, пожалуй, и не нужно. Невозможно потому, что достоверность теорий проверяется собственным столкновением с описанными в них обстоятельствами, и только опыт (которого у юности еще нет) всегда выступает завершающим этапом усвоения и упрочения любых знаний. Не нужно же это потому, что абсолютная информированность о будущем способна лишить его очарования тайны и даже просто отпугнуть осознанием грядущих трудностей и проблем.

Но вместе с тем осведомленность не означает заданности. Согласно китайской поговорке, глупец от мудреца отличается тем, что первый учится на своих ошибках, тогда как последний — на чужих. Попробуем же подарить юношам и девушкам частицу жизненной мудрости, рассказав им о трудностях и препятствиях, с которыми они могут столкнуться на пути друг к другу и совместному семейному счастью, а заодно и вооружив их для борьбы с этими трудностями в соответствии с крылатым латинским выражением «Предупрежден — значит вооружен».

Старшеклассники должны знать, что процесс семейной жизни составляют следующие друг за другом и различающиеся по своему содержанию стадии. Так, по мнению В. А. Сысенко, все браки можно сгруппировать следующим образом: совсем молодые — от 0 до 4 лет; молодые — 5—9 лет; средние — 10—19 лет и пожилые — 20 и более лет. Подобное деление отражает определенные типы в решении тех или иных проблем семейных союзов.

Для совсем молодых браков характерны первоначальное вхождение в мир друг друга, распределение труда и обязанностей в семье, решение жилищных, финансовых и связанных с ведением общего хозяйства и быта проблем, вхождение в роли мужа и жены, доформирование личности, процесс приобретения жизненного опыта, взросления и возмужания. Этот период брачной жизни является самым трудным и опасным с точки зрения стабильности семьи.

Молодым бракам присущи связанные с рождением и воспитанием детей напряженность бюджета времени, резкое ограничение развлечений, отдыха, досуга, возрастание физической и нервной усталости. Все это накладывается на обострение проблем профессионального продвижения и достижения общественного статуса, а со стороны собственно супружества — на изменение любви и формирование супружеской дружбы.

Средние браки являют собой уже другую, куда более тихую и спокойную картину. Происходит стабилизация семейных отношений, сложилась супружеская дружба, укрепилась взаимная поддержка, в домашнем быту установилось распределение труда и обязанностей, укрепилось материальное положение, подросли и стали достаточно самостоятельными дети.

Наконец, на пожилые браки накладывается некоторое обострение супружеских проблем, связанных с приобретением детьми самостоятельности и независимости, определенной усталостью супругов друг от друга, дисгармонией сексуальных потребностей и возможностей, психологическим отчуждением. Именно в связи с этим в последние 20 лет наблюдается устойчивая тенденция к росту разводов в подобных союзах — с 6 процентов в 1966 году до 12,6 процента в 1980 году.

Отметим, что такое деление стадий семейной жизни не может быть признано строгим в связи с весьма условным, основанным на стандартах социально-демографических исследований выделением временных периодов. Так, например, переход от совсем молодых к просто молодым бракам сейчас совершается ранее пяти лет в связи с «опережающим» рождением первого ребенка. Однако содержание этих стадий описано довольно точно, поэтому они вполне могут быть использованы как методический материал в учебной работе со старшеклассниками.

Безусловно, что основное внимание в этой работе должно быть уделено двум первым стадиям семейной жизни. Во-первых, в связи с тем, что именно они являются наиболее опасными для стабильности брака (напомним, что 65 процентов разводов приходится на первые десять лет супружества), во-вторых, такая временная перспектива более всего доступна юношам и девушкам.

В психологическом плане сущность этих двух стадий сводится к сложному и многообразному процессу адаптации супругов друг к другу и к совместному образу жизни.

адаптация супругов друг к другу и к совместному образу жизни

Приступая к рассказу об этом феномене, учителю полезно обратить внимание старшеклассников на то, что сама по себе адаптация представляет диалектическое единство двух процессов: ассимиляции (в наиболее общем смысле — изменения окружения для успешного приспособления) и аккомодации (изменения самого себя с той же целью).

Дело в том, что такая двойственная сущность адаптации вполне может стать отправной точкой для серьезного разговора о нравственно-психологическом смысле приспособления супругов друг к другу.

Как известно, существует два основных вида морали: эгоистическая и альтруистическая. Формула первой из них — «отдавать меньше, чем брать». В нравственно-психологическом плане подобная мораль проявляется в недостаточно ответственном (а то и просто безответственном) отношении к другим и другому. Формула второй — «отдавать больше, чем брать». Вытекающая из этой формулы нравственно-психологическая установка заключается в повышенной ответственности за свое и чужое поведение. Об опасности эгоистичного и эгоцентричного отношения к браку и семье мы не раз уже писали на страницах этой книги Однако обсуждение проблемы адаптации предполагает знакомство старшеклассников с другой крайностью — преувеличением моральной ответственности семьянина. Дело в том, что в крайнем своем проявлении формула альтруистической морали может быть легко доведена до абсурда («отдавай все, не требуя ничего»). Однако, как справедливо отмечает советский психолог А. Г. Шмелев, подобная формула готовности к самопожертвованию совершенно не подходит для повседневной семейной жизни. Ибо, если сегодня ты без остатка сжег в одном нравственном подвиге все запасы своих нервных и физических сил ради семьи то что же ты будешь сжигать ради этой семьи завтра?

Юношам и девушкам необходимо объяснить, что адаптация супругов в нравственном плане предполагает не оценку взаимных действий и поступков супругов по фор муле «для мужа — для жены», а их обсуждение и осмысливание в совершенно другом плане: «для семьи — против семьи». При этом предполагается не героическое самоотречение ради другого, не забвение себя ради него, а последовательное и целеустремленное слияние двух «Я» в одно «Мы», слияние, при котором улучшение «Мы» идет на пользу каждому из «Я». Для иллюстрации этой мысли можно привести точные слова Н. А. Добролюбова: «Не того можно назвать человеком истинно нравственным, кто только терпит над собой веление долга, как какое-то тяжелое иго, как «нравственные вериги», а именно того, кто заботится слить требования долга с потребностями внутреннего существа своего, кто старается переработать их в свою плоть и кровь внутренним процессом самосознания и саморазвития так, чтобы они не только сделались инстинктивно необходимы, но и доставляли внутреннее наслаждение».

После обсуждения нравственных аспектов взаимной адаптации можно перейти к разговору о ее психологической сущности. По единодушному мнению специалистов, она заключается во взаимоуподоблении супругов и во взаимном же согласовании мыслей, чувств и поведения.

Адаптация осуществляется во всех без исключения сферах семейных отношений и касается всех составляющих образа жизни мужа и жены. Если воспользоваться известным читателю подразделением отношений супругов на материально-бытовые, нравственно-психологические и интимно-личные, то можно сказать, что материально-бытовая адаптация в основном заключается в согласовании прав и обязанностей супругов в выполнении домашних дел, а также формировании удовлетворяющей их обоих модели планирования и распределения семейного бюджета.

Нравственно-психологическая адаптация основывается на совмещении мировоззрений, идеалов, интересов, ценностных ориентаций, установок, а также личностных и характерологических особенностей мужа и жены (макси мально возможном для данной пары, но во всех случаях превышающем определенный уровень, ниже которого совместное существование супругов оказывается невозможным).

Нравственно-психологическая адаптация

Интимно-личная же адаптация заключается в достижении супругами сексуального соответствия, предполагающего их взаимное не только физиологическое, но имморально-психологическое удовлетворение интимными отношениями.

Полезно подчеркнуть, что адаптация к образу жизни предполагает, во-первых, приспособление супругов к новому для них статусу мужа и жены и связанным с ним функциям, во-вторых, согласование существовавших до брака образцов внесемейного поведения, а в-третьих, обязательное включение их в круг взаимных родственных связей.

Мы не считаем необходимым давать более детальную характеристику сфер супружеской адаптации, так как любой учитель сможет легко оживить этот достаточно сухой материал живыми примерами. В обсуждении этой темы необходимо подчеркнуть значение способности и желания супругов к слиянию их «Я» в одно «Мы».

Как справедливо утверждает В. А. Сысенко, отличия дружных семей от конфликтных более всего заключаются в степени взаимоприспособления супругов. В дружной семье происходит постепенное сближение потребностей, интересов, желаний и намерений. Интересы мужа становятся интересами жены и наоборот. В конфликтном браке крайняя автономность двух «Я» сохраняется. В них очень часто можно наблюдать противопоставление потребностей, желаний и намерений обоих супругов, а процесс слияния двух «Я», взаимоотождествления мужа и жены, происходит очень медленно.

Для более детального обсуждения со старшеклассниками психологической составляющей супружеской адаптации учитель может привести описание конфликтных супружеских пар, данных В. А. Сысенко. По его мнению, подобные пары характеризуются следующими особенностями.

  • 1.    В течение брачной жизни у них длительное время сохраняется слишком высокая автономность потребностей, интересов, намерений, желаний, основных взглядов и жизненных установок. Процесс их отождествления и слияния по каким-то причинам затруднен.
  • 2.    Автономные потребности и интересы конфликтующих супругов слишком часто вступают в конфронтацию, рождая стрессовые ситуации.
  • 3.    Любовь между супругами постепенно угасает, не переходя в прочную супружескую дружбу.
  • 4.    Не устанавливаются взаимопонимание, взаимная психическая поддержка, растет замкнутость и отчужденность.
  • 5.    Часто теряется взаимное уважение.
  • 6.    Наблюдается рассогласование в сфере домашних дел.
  • 7.    Происходит накопление отрицательных чувств и эмоций по отношению друг к другу, которые значительно превышают положительные эмоции.

Обсуждение всего этого позволит перейти к вопросу об этапах адаптации супругов. Дело в том, что двум первым стадиям жизни семьи (совсем молодым и просто молодым бракам) соответствуют два полярных по сути этапа приспособления: первичной и вторичной (негативной) адаптации.

В настоящее время в социально-психологической и педагогической литературе наиболее разработанным является вопрос о первичной адаптации мужа и жены, тогда как вторичная, негативная адаптация, сущность которой составляет чрезмерное привыкание супругов друг к другу, забвение супружеской любви и неповторимо-личного характера семейного объединения, изучена сравнительно мало. Однако мы попытаемся описать содержание обоих этапов адаптации, поскольку эмпирические данные показывают, что вторичная негативная адаптация оказывается столь же опасной для молодой семьи, как и первичная; напомним, что за 1980 год было зафиксировано 33 процента разводов при продолжительности брака от i года до 4 лет и 27,6 процента при продолжительности брака от 5 до 9 лет!

По своему психологическому содержанию первичная адаптация супругов осуществляется в двух основных видах их отношений: ролевых и межличностных. При обсуждении первичной ролевой адаптации учителю следует напомнить старшеклассникам о том, что, несмотря на естественную и вполне возможную индивидуализацию человеческих отношений, в них всегда отражаются отношения определенных общественных групп: учителей и учеников, родителей и детей, юношей и девушек, мужей и жен и т. д., в основе своей носящие безличный характер взаимодействия определенных социальных ролей.

Опыт показывает, что девяти-десятиклассники далеко не всегда оказываются способными полностью усвоить сущность понятия «социальная роль». В связи с этим следует еще раз напомнить им, что в нем фиксируются конкретное положение, которое занимает человек в системе общественных отношений, и одновременно функция, нормативно одобренный образец поведения, ожидаемый от каждого, кто занимает данное положение. А так как муж и жена тоже исполняют определенные социальные роли, то наши представления о том, как их нужно исполнять, и определят «контуры» нашего поведения и характер взаимодействия в семье. Поэтому, чтобы семья была благополучной, эти представления должны либо быть, либо стать совместными, чтобы поведение одного супруга в его семейной роли не противоречило представлениям другого супруга, и наоборот. Именно подобная «подгонка» представлений, ликвидация возможного их конфликта и совершается на стадии первичной ролевой адаптации.

Важно подчеркнуть, что в этот процесс постепенно вовлекаются все более глубинные слои представлений. Правда, их иерархия пока еще не достаточно изучена учеными. Однако базовыми для данного процесса (и обычно наиболее скрытыми от нашего сознания) выступают представления о целях супружеского союза, в которых выражается мотивация супругов.

Общая мотивация семейного союза включает четыре ведущих мотива: хозяйственно-бытовой, нравственно-психологический, семейно-родительский и интимно-личный. Итак, мы можем вступать в брак, в основном (именно в основном, ибо хоть в какой-то степени, но и все другие мотивы также присутствуют в любом браке) ориентируясь на него:

  • как на преимущественно хозяйственно-бытовой союз, т. е. искренне считая, что главное в семье — это хорошо налаженный быт и домоводство;
  • как на союз нравственно-психологический, желая найти верного друга и спутника вашей жизни, хорошо понимающего именно вас;
  • как на союз семейно-родительский, педагогический, исходя из того, что главная функция семьи есть рождение и воспитание детей;
  • как на союз интимно-личный, стремясь найти желанного и любимого партнера для любви.

Конечно же, ни одна из этих целей не исключает других.

мотивация семейного союза

Но если один супруг считает главной одну из них, а другой — другую (а домашние — вообще третью), конфликты в семье неизбежны, особенно в острые, переломные, кризисные периоды семейной жизни, когда обнажаются и сталкиваются друг с другом могущие быть бессознательными главные мотивы. Следовательно, для того чтобы первичная ролевая адаптация оказалась успешной, каждому супругу нужно достаточно четко прояснить для самого себя мотивацию семейного союза, а после обговорить ее с другим супругом, не только поставив точки над «i», но и обязательно приведя эти точки к соприкосновению, выяснив расхождения и придя к единому мнению.

Помимо достижения большего соответствия в мотивации брака первичная ролевая адаптация обязательно включает согласование представлений о характере и распределении семейных обязанностей. Обсуждая этот достаточно понятный в свете функционально-ролевой совместимости вопрос, учителю следует предостеречь старшеклассников от утилитарного, хозяйственно-экономического восприятия семейных ролей. Для этого в качестве методического материала можно воспользоваться предложенной психологом Т. С. Яценко классификацией семейных ролей.

Он выделил четыре основных супружеских роли. Это Сексуальный партнер, Друг, Опекун, Покровитель. При их выполнении реализуются четыре соответствующие потребности: сексуальная, потребность в эмоциональной связи и теплоте в отношениях, потребность в опеке и бытовые потребности (следует отметить, что термин «покровитель» применительно к бытовым потребностям представляется нам не совсем удачным).

Характер супружеских отношений определяется тогда следующими тремя моментами: во-первых, компоновкой этих ролей, их взаимодополняемостью (так, если у жены очень сильна потребность в эмоциональной связи и теплоте в отношениях, то муж должен выступать для нее в роли Друга, чтобы потребность эта удовлетворилась); во-вторых, присутствием всех этих четырех ролевых позиций (хотя какая-то из них и может главенствовать), ибо иначе супружество становится ущербным; а в-третьих, исключением дополнительных ролей (если только их введение не согласовано между супругами и доставляет им удовольствие).

Для иллюстрации последнего положения можно предложить учащимся для обсуждения ситуацию, когда супруг вместо того, чтобы в трудную минуту выполнять роль Друга или Опекуна, начинает играть роль Ребенка («Не знаю я, что теперь делать! И оставь меня в покое!») или Родителя («Я же предупреждал, что если ты и дальше будешь вести себя так глупо, ничего хорошего из этого не выйдет!»).

Для углубленного знакомства с особенностями первичной ролевой адаптации весьма полезно подробно разобрать вопрос о компоновке, взаимодополняемости супружеских ролей. Для этого в качестве методического материала учитель может воспользоваться их классификацией, предложенной американским социологом К. Киркпатриком.

Он считает, что возможны три основных вида супружеских ролей: традиционные, товарищеские и роли партнеров. Первая особенность адаптации заключается здесь в том, чтобы супруги выбрали (или в конце концов договорились о таком выборе) один и тот же тип роли (т. е., чтобы не было пересечений и рассогласований: она — за традиционный брак, а он — за товарищеский). Вторая — чтобы каждый из крупных компонентов необходимого для этой роли внутри- и внесемейного поведения соответствовал у мужа и жены.

Например, традиционные роли предполагают со стороны жены рождение и воспитание детей, создание и поддержание дома, обслуживание семьи, преданное подчинение собственных интересов интересам мужа, приспособленность к зависимости и терпимость к ограничению сферы деятельности. Со стороны мужа для сохранения гармонии семейных отношений в этом случае необходимы (строго последовательно): преданность матери своим детям, экономическая безопасность и защита семьи, поддержание семейной власти и контроля, принятие основных решений, эмоциональная благодарность жене за принятие приспособленности к зависимости, обеспечение алиментов при разводе.

Товарищеские роли требуют от жены сохранения внешней привлекательности, обеспечения моральной поддержки и сексуального удовлетворения, поддержания полезных для мужа социальных контактов, живого и интересного духовного общения с мужем и гостями, а также обеспечения разнообразия жизни и устранения скуки. От роли мужа требуется восхищение женой и рыцарское отношение к ней, ответная романтическая любовь и нежность, обеспечение средств для нарядов, развлечений, социальных контактов, образования в сфере досуга и, конечно же, проведение досуга с женой.

Роли партнеров требуют и от жены, и от мужа экономического вклада в семью в соответствии с заработком, общей ответственности за детей, участия в домашней работе и распределения правовой ответственности. Но помимо этого общего от мужа необходимо еще и принятие равного статуса (положения) жены и согласия с ее равным участием в принятии любых решений, а от жены — готовность к отказу от рыцарства (вы ведь равны!), равной ответственности за поддержание статуса семьи, а в случае развода и отсутствия детей — отказ от материальной помощи.

Предложенная К. Киркпатриком модель позволяет достаточно подробно рассмотреть сущность первичной ролевой адаптации в плане согласования представлений и ожиданий супругов. Однако, обсуждая с учащимися этот вопрос, учитель должен обратить их внимание на то, что подобная адаптация осуществляется не только на уровне достаточно безличных семейных ролей. Не меньшее значение для стабильности брака имеет и согласованность так называемых межличностных ролей.

согласованность так называемых межличностных ролей

Следует пояснить старшеклассникам, что в холодноватую ткань ролевых социальных отношений неизбежно вплетены нити отношений межличностных (именно вплетены—эти отношения возникают внутри, а не сбоку социальных). В них в конечном счете и реализуются контакты ролей, и иначе как в межличностных, общественные отношения проявляться не могут. «Именно личное, индивидуальное отношение друг к другу, их взаимное отношение в качестве индивидов создало — и повседневно воссоздает — существующие отношения». Поэтому взаимоотношения между людьми можно представить как отношение носителей не только социальных, но и межличностных ролей — своеобразной фиксации положения людей в системе групповых связей.

Для иллюстрации этой мысли учащимся полезно предложить проанализировать присущие любому классу межличностные роли Отличника, Красавчика, Спортсмена, Клоуна, Золушки и т. п. Однако не нужно делать этот анализ излишне скрупулезным, так как избыточное знание анатомии внутриклассных отношений может помешать старшеклассникам сохранить необходимую для педагогического процесса и формирования их личности внутригрупповую сплоченность. Поэтому сразу же после уяснения учащимися сущности понятия «межличностная роль» следует переходить к разъяснению двух важнейших для первичной ролевой адаптации особенностей.

Согласно первой из них для успешного взаимоприспособления необходимо достаточно четкое разграничение социальных и межличностных ролей. Связано это с тем, что многие супруги, запутавшись в сложностях взаимной ролевой адаптации, начинают строить свои взаимодействия друг с другом исключительно на социально-ролевой основе («Я муж, ты жена, и этим все сказано!»), начисто забывая о том, что для супружества как союза двух индивидуальностей значение собственно межличностных отношений крайне велико. Результат подобных «жестких» взаимодействий предсказать нетрудно: следующая из них обезличенность отношений вызывает все большее внутреннее «освобождение» супругов друг от друга и перенос центра тяжести во взаимоотношениях куда-то вне семьи, где возможности для широкого перебора и социальных, и межличностных ролей оказываются куда большими. К сожалению, подобный перенос никогда не проходит бесследно и часто кончается гибелью супружества.

Вторая особенность состоит в том, что не только социальные роли мужа и жены, но их межличностные роли тоже могут входить в противоречия и соответственно препятствовать. семейной гармонии (например, в семье многие жены желают быть Главой семьи, но с этим обычно никак не соглашаются их мужья, считающие, что супругам куда более пристала роль Домашней хозяйки). Следовательно, в нормально адаптированной семье не только социальные, но и межличностные роли должны быть, во-первых, «узаконены» членами семейного союза, а во-вторых, одобряемыми, поддерживаемыми и дополняемыми ими (так, если муж хочет выступать в роли Домашнего мудреца, то какому-нибудь другому члену семьи необходимо быть Восторженным почитателем — иначе возможен конфликт).

Учитель может указать учащимся на то, что человек с его множеством ролей напоминает айсберг: одна восьмая реализуется, семь восьмых находится «под водой». А это значит, что для того, чтобы не реализованные нами роли не нарушали семейных отношений (ведь так мучительно хочется их реализовать хотя бы в собственной семье, перед домашними — однако надо помнить, что им это тоже может быть мучительно), необходимо найти себе сферу общественной деятельности, в которой они хоть как-то, но были бы задействованы и осуществлены.

Завершение обсуждения первичной ролевой адаптации позволяет перейти к проблеме первичной межличностной адаптации. Эта проблема более всего раскрывается в рамках уже упоминавшегося адаптивного подхода к супружеской совместимости, основные положения которого следует разбирать после окончания анализа обоих этапов адаптации (что и будет сделано ниже). Однако уже сейчас можно отметить, что межличностная адаптация супругов имеет три уже упоминавшихся взаимосвязанных аспекта: аффективный (эмоциональная составляющая отношений), когнитивный (степень их понимания) и поведенческий (непосредственно реализующееся в них поведение). Практически следствия из этого теоретического положения важны и понятны: успешная межличностная адаптация предполагает эмоциональную близость (к сожалению, она не всегда остается во взаимоотношениях супругов), высокую степень взаимопонимания (с этим дело может обстоять еще хуже: и мужья, и жены зачастую не только не понимают, но и попросту не слушают своих собеседников) и развитые умения организации поведенческих взаимодействий, например, той же способности слушать не перебивая и взаимодействовать на равных.

Межличностная адаптация предполагает взаимоприспособление супругов к особенностям личности друг друга и необходимость и возможность слияния их «Я» в одно «Мы». Однако детальное обсуждение этой проблемы со старшеклассниками предполагает необходимость их тесного знакомства с психологической теорией личности, в связи с чем учителю целесообразнее будет ограничиться достаточно подробным обсуждением с учащимися качеств личности, способствующих успешной межличностной адаптации (качества эти приведены в предыдущей главе книги). Поскольку большинство из этих качеств связано с так называемыми коммуникативными свойствами личности, обсуждение это неизбежно затронет проблему общения.

Межличностная адаптация

Можно напомнить старшеклассникам, что любые виды взаимоотношений людей реализуются в общении. Вне его как способа взаимосвязи, цементирования отношений людей и одновременно средства их развития просто немыслимо само существование общества и семьи.

Для более углубленного знакомства с ролью общения в процессах первичной адаптации придется обратиться к некоторым теоретическим положениям, в частности, к различению в структуре общения коммуникативной (непосредственный обмен информацией), интерактивной (обмен действиями) и перцептивной (восприятие друг друга) сторон.

О первой из них можно сказать, что общение не сводится только лишь к отправлению и приему информации.

Во-первых, в основе его лежат отношения двух активных субъектов, а это значит, что если кто-то из супругов будет рассматривать другую сторону (мужа или жену) только в качестве пассивного объекта своих пространных заявлений, то общение окажется несостоятельным. Ведь из того, что другой участник представляет собой субъекта, следует, в частности, что сообщение должно быть ориентировано на него, т. е. организовываться с учетом его, а не только своих целей, мотивов и установок. Только в результате активного взаимоориентированного обмена информацией она может быть не просто принята, но и понята, осмыслена обоими партнерами.



Во вторых, общение не должно рассматриваться только лишь как обмен информацией еще и потому, что в процессе его партнеры могут как-то влиять друг на друга, и конечная эффективность коммуникации определяется еще и тем, насколько это влияние удалось. А оно возможно только в том случае, если и отправляющий информацию, и принимающий ее говорят на одном языке. Поэтому и своем общении они должны учитывать не только прямое значение слов, но и их возможный смысл (фраза мужа «Тебе не стоит столько времени проводить у зеркала» мажет быть воспринята озабоченной своим обликом женой в оскорбительном для нее смысле — «с твоей внешностью тебе ничто не поможет»).

В ходе общения между людьми могут возникать специфические барьеры, при которых и информация, и ее отправитель не воспринимаются другой стороной. Значит, в ситуации, когда кто-то другой (в том числе и супруг) равнодушно (или даже озлобленно) регулярно пропускает мимо ушей мое сообщение, следует не выходить из себя, а попробовать для начала выяснить, не возник ли здесь невидимый коммуникативный барьер, вызванный ошибками с моей стороны.

Любая реализуемая в коммуникации информация может быть двух основных типов: констатирующая (простое сообщение) и побудительная (выражающаяся в приказе, просьбе или совете). Последняя в свою очередь может происходить в форме активации (побуждения действовать), интердикции (запрета на какие-то действия) и дестабилизации (рассогласования или нарушения каких-то форм поведения и деятельности). В общении друг с другом нужно стараться не использовать интердикцию и сосредоточиться на активации. Дестабилизацию же можно использовать только в том случае, если, разрушая в процессе взаимной адаптации какую-либо форму поведения другого, мы одновременно предлагаем ему приемлемую альтернативу (новую схему поступков и действий).

Перейдем к рассмотрению интерактивной составляющей общения, т. е. общения как взаимодействия. Несколько упрощая, можно разделить все виды взаимодействия в общении на два противоположных: кооперация и конкуренция. Что стоит за этими типами взаимодействий?

Отношения между его участниками —общественные и межличностные, которые сполна проявляются в общении и его интерактивной стороне. Общественные отношения определяют социальную реальность взаимодействия, межличностные же «ответственны» за тип взаимодействия (сотрудничество или соперничество) и степень его выраженности. Своеобразная эмоциональная окраска неизбежно присутствует в любом взаимодействии, и хотя последнее относительно независимо от нее, достижение конечного результата деятельного контакта существенно определяется характером межличностных отношений. Простой, но весьма важный вывод из этого должен быть доведен учителем до сознания учащихся: для того чтобы в общении супругов в период первичной адаптации было эффективно осуществлено взаимодействие, межличностные их отношения должны быть максимально благожелательными и в подлинном смысле этого слова совместимыми. Взаимодействие на одном лишь социально-ролевом уровне разрушает семью. Не спорим: вывод о взаимосвязи взаимодействия (а также его успешности) и характера взаимоотношения может показаться старшеклассникам тривиальным. Но пусть учитель предложит им тогда вспомнить, сколь часто, желая (порой даже искренне) осуществить эффективное взаимодействие с кем-либо, они сводили его к одностороннему воздействию, построенному к тому же на основе далеко не лучшего характера взаимоотношения — не терпящей возражений безапелляционности или просто откровенной грубости, несмотря на то, что при подобном нарушении межличностных взаимоотношений взаимодействие будет заведомо неэффективным.

Говоря о перцептивной стороне общения, т. е. о восприятии людьми друг друга, следует подчеркнуть, что в ней также кроются многие причины нарушений супружеских взаимоотношений.

Дело в том, что супруги, к сожалению, далеко не всегда учитывают во взаимоотношениях индивидуальные и возрастные особенности друг друга, а порою просто не замечают происходящих с течением времени (и настоятельно требующих перестройки взаимодействия) изменений. Общая причина здесь — серьезные недостатки межличностного восприятия, почти неизбежно присутствующие во взаимоотношениях между людьми. Это может проявляться в так называемом эффекте ореола, когда, например, в ходе того же ухаживания создается стереотип восприятия, который как своеобразный ореол мешает видеть действительные черты и проявления личности воспринимаемого. Но есть здесь и еще одно, весьма важное для будущих семьянинов явление.

Процесс познания другого (и себя через него) осуществляется с помощью двух механизмов. Прежде всего это механизм идентификации (буквально: уподобления себя другому, постановки себя на его место). Избыточная эгоцентричность, недостаток эмпатии, уподобления другому через сочувствие и доверие к нему зачастую блокируют правильное восприятие человека. А это значит, что и перцептивная сторона общения (а следовательно, и его успешность в целом) также основывается на нормальном характере межличностных взаимоотношений.

Второй механизм взаимопонимания — это рефлексия, или осознание того, как мы воспринимаемся партнером по общению. Нормальные отношения не могут быть построены без учета того, какими мы видимся другим, и, к сожалению, именно из-за отказа от восприятия своего образа как бы глазами другого взаимоотношения супругов часто нарушаются.

Перейдем теперь к вторичной (негативной) адаптации супругов. К сожалению, как мы уже отмечали раньше, явление это не нашло еще должного отражения в психологической и педагогической литературе, хотя отдельные его зарисовки поражают если и не глубиной, то меткостью. К ним, в частности, вполне можно отнести предложенное советскими философами Т. И. Царегородцевым и Н. И. Губановым описание процесса адаптации любви.

Сразу же оговоримся: вряд ли можно согласиться с основополагающим положением этих авторов, по которому главной причиной разводов является именно адаптация любви, неумение супругов сохранить ее в течение длительного времени (хотя нельзя не признать правомерность их предположения, по которому первопричины распада семьи коренятся в конечном счете в низком уровне эмоциональной, интеллектуальной и сексуальной культуры супружеских отношений). Это положение небесспорно уже в силу того, что из всех уже известных читателю этой книги факторов прочности семейного союза в этом случае выделяется и абсолютизируется только группа внутренних, субъективных факторов, которая к тому же почему-то исчерпывается одной лишь любовью при относительном забвении долга, ответственности и совместимости. Неверно и то, что вторичная негативная адаптация супругов осуществляется исключительно в области чувств, ибо она может проявляться во всех без исключения сферах семейных отношений. Однако, несмотря на это, нарисованная Т. И. Царегородцевым и Н. И. Губановым картина вторичной негативной адаптации достаточно точна и с учетом некоторой нашей коррекции вполне может быть использована учителем в педагогической работе со старшеклассниками.

По мнению этих авторов, любовь подвержена действию общего для всех чувств психофизиологического закона адаптации, по которому величина любого ощущения уменьшается при постоянном действии одного и того же раздражителя. Причиной адаптации выступает снижение степени новизны этого раздражителя, в связи с чем во избежание адаптации (для поддержания величины ощущения на высоком уровне) необходимо или увеличивать силу раздражения, или производить перерывы в раздражении, или же менять качество раздражения.

Вторичная негативная адаптация проявляется в ослаблении чувств, их обесцвечивании, превращении в привычку, возникновении равнодушия. Осуществляется же она в трех (по мнению авторов, в двух) основных сферах. Первая из них — интеллектуальная. Здесь происходит уменьшение интереса к другому супругу как личности (своеобразное ее исчерпание) вследствие повторения им в общении одних и тех же мыслей, суждений, оценок и т. п. Опасность интеллектуальной негативной адаптации существует для любого супружества, ибо определяется каждодневным и неизбежным общением мужа и жены, зачастую приводящим к своеобразному пресыщению друг другом.

Вторичная негативная адаптация

Следующая сфера вторичной негативной адаптации — нравственная. Именно здесь более всего проявляется негативное действие известного «эффекта нижнего белья»: неряшливого «рассекречивания» супругов друг перед другом, когда они начинают демонстрировать отнюдь не лучшие свои качества, мысли и поступки, использовать во время общения неприемлемые жесты и интонации и попросту показываться друг другу в таком виде, в котором никогда не рискнули бы прийти на свидание в период добрачного ухаживания.

Наконец, третья сфера вторичной негативной адаптации — сексуальные отношения супругов. Как справедливо отмечают упомянутые авторы, низкая культура интимной жизни, легкая доступность близости и однообразие отношений друг с другом могут приводить к снижению взаимной привлекательности и падению полового влечения, что зачастую интерпретируется супругами с точки зрения присущих другому недостатков и в плане возможных измен.

В практическом плане успешность преодоления супружеской парой испытания вторичной адаптацией определяется двумя факторами: постоянной новизной информации и межличностной (правда, не только межличностной) совместимостью. Авторы совершенно правы, утверждая, что главным недугом любви выступает постепенное исчезновение восхищения друг другом.

Существуют три главных условия борьбы со вторичной адаптацией. Первым условием является постоянная работа над собой, духовный рост, стремление постоянно поддерживать в глазах любимого свой престиж и статус, ибо, по справедливому замечанию И. М. Сеченова, «яркость страсти поддерживается лишь изменчивостью страстного образа».

Вступление в брак ни в коей мере не должно истолковываться молодыми как конечная цель, после достижения которой можно «расслабиться и отдохнуть», но, наоборот, должно рассматриваться ими как исходная точка борьбы за семейное счастье. А это значит, что супруги просто не имеют права останавливаться в своем развитии, а равно и переходить грань, при которой их глубокая личностная интимность, открытость навстречу друг другу будут мешать существованию семьи. Идеалы романтической любви, которые, несмотря на «достижения» сексуальной революции, начинают все более рассматриваться в качестве эталонных для современных браков, предполагают галантность и бережность, основанные на точном знании границ взаимной пристойности и привлекательности.

Второе условие преодоления негативных последствий вторичной адаптации — это дальнейшее повышение культуры взаимоотношений супругов, последовательное воспитание в себе уживчивости, доброжелательности, чуткости, сдержанности и позволяющей избежать излишнего «рассекречивания» тактичности. Специфика вторичной адаптации просто предопределяет необходимость культивирования новой ступени в развитии семейного микроклимата — возвышающего уважения друг к другу, своеобразного воспитывающего преувеличения необходимых для счастья семейного союза достоинств другого в полном соответствии с мудрой мыслью М. Пришвина о том, что «тот человек, которого ты любишь во мне, конечно, лучше меня, я не такой. Но ты люби, и я постараюсь быть лучше себя».

Наконец, третьим условием прочности семьи при угрозе негативной адаптации выступает повышение взаимной автономности супругов, их относительной свободы друг от друга. По сути это условие является естественным следствием все того же психофизиологического закона адаптации — временное прекращение действия раздражителя восстанавливает возбудимость нервного аппарата и увеличивает интенсивность ощущений при последующем раздражении, и давно уже нашло свое отражение в мировой культуре: в бессмертных строчках поэта «лицом к лицу лица не увидать, большое видится на расстоянии» и притче о двух влюбленных, которых в наказание заставили смотреть друг на друга, и этого оказалось достаточно, чтобы они очень скоро возненавидели друг друга.

Однако мысль о необходимости временных разлук обычно с трудом находит свое место в головах молодых супругов, в связи с чем советы специалистов по поводу форм относительной автономии — совместном молчаливом времяпровождении, «открытых» (т. е. основывающихся на свободном времяпровождении) днях и т. п. — обычно остаются ими не реализованными, что впоследствии губительно сказывается на прочности брака.

Разговор с учащимися о первичной и вторичной адаптации можно закончить обсуждением выявленных в опросе причин негативного приспособления супругов друг к другу. По данным одного из социологических опросов, наиболее общие кризисные моменты первых лет супружества оказались весьма похожими у большинства молодых пар, хотя и существенно различающимися для мужчин и женщин. Обнаружилось, что мужчины в целом, несмотря на традиционное отношение их к сильному полу, оказались более всего чувствительны к материально-бытовым неудобствам и трудностям физической адаптации. Женщины же проявили наибольшую обеспокоенность недостаточностью (с их женской точки зрения) проявления со стороны своих супругов чувств любви и уважения, потерей романтического тона добрачных ухаживаний. На наш взгляд, эти данные в особой интерпретации не нуждаются: новый, весьма сложный образ жизни, груз семейных обязанностей, неустроенность быта и прочие связанные с началом совместной жизни вещи оказываются для многих супружеских пар неожиданной, неприятной, а порой и неподъемной ношей. О том, что дело обстоит именно так, свидетельствует авторитетное мнение А. Харчева и В. Мацковского, которые к числу основных причин семейных конфликтов и разводов в молодых семьях относят установку на брак как на нечто легкое. Проявляется эта установка в следующих четырех факторах.

Неподготовленность молодых людей к резкому изменению образа жизни

Неподготовленность молодых людей к резкому изменению образа жизни. Сложность отношений между поколениями. Гедонистическое отношение к браку (когда от него ждут одних только приятных неожиданностей). Отсутствие подготовки к выполнению всего комплекса функций, необходимых в семье.

Все перечисленные причины супружеских разногласий лежат в области семейного «базиса». Что же касается «надстроечных» конфликтов, то наиболее частые из них были выявлены работниками вильнюсской брачно-семейной консультации. На основании опыта своей работы они обнаружили следующие пять причин конфликтов между супругами, с завидным упорством и постоянством повторяющихся у самых различных пар. Несоответствие идеалу. Стремление подчинить себе другого. Нетерпимость к его привычкам. Потребительское отношение к любви. Недостаточные знания об интимных взаимоотношениях.

Мы бы не хотели останавливаться на вопросах культуры взаимоотношений более подробно, так как они достаточно освещены в известном учителям пособии по курсу «Этика и психология семейной жизни». В то же время хотелось бы отметить, что усвоение соответствующего материала очень часто осложняется его излишней абстрактностью. Для преодоления этого мы обычно предлагаем старшеклассникам «потренироваться» в бесконфликтных взаимоотношениях, взяв за основу своего поведения шесть не очень сложных обиходных принципов.

Во-первых, по возможности не ворчать по поводу и без повода, поскольку сварливость убивает любые отношения между людьми. Во-вторых, не пытаться одним махом перевоспитать других, поскольку любой, пусть даже и не очень хороший человек, имеет право отстаивать свою самобытность. В-третьих, не увлекаться критикой, ибо люди всегда и везде стремились, стремятся и будут стремиться всеми силами защищать от нападок других представление о самом себе как о неплохом человеке. В-четвертых, искренне восхищаться достоинствами других —нет, не из лести, а просто потому, что самый простой способ изменить людей к лучшему состоит в том, чтобы вести себя с ними так, как будто они уже являются такими, какими вы хотите их видеть (в том числе восхищаясь и маловыраженными достоинствами). В-пятых, уделять близким и вообще окружающим нас людям постоянное внимание — чуткое, неослабляемое и действенное. А в-шестых, быть постоянно вежливым, ибо только в этом случае мы вправе ожидать вежливости от других.

Но нельзя не отметить, что все сказанное является приемлемым только на стадии первичной адаптации, а во время вторичного негативного приспособления эти «лекарства» могут превратиться в яд. Здесь возрастает значение автономности, предполагающей открытость семьи во внешний мир, определенную тактичную отстраненность друг от друга, взаимообогащение каждого из «Я» ради укрепления «Мы». Следует пояснить, что подобная отстраненность (ни в коем случае не предполагающая отчужденности) просто необходима браку, ибо, как справедливо писал А. И. Герцен, «сожитие под одной крышей само по себе вещь страшная, на которой рушилась половина браков. Живя тесно вместе, люди слишком близко подходят друг к другу, видят друг друга слишком подробно, слишком нараспашку...».

Снижение интенсивности внутрисемейного общения на стадии вторичной адаптации следует сопровождать увеличением общения внесемейного (желательно—совместного, чтобы в непривычной обстановке супруг мог вас увидеть с новой, неожиданной и интересной стороны). При этом не следует ревновать другого к его (ее) друзьям, поскольку, по данным социологов, именно отношение к ним зачастую может рассматриваться как показатель «счастливости» брака.

Так, по данным многих исследований, женщины, считающие свой брак удачным, в большинстве случаев находят хорошими и друзей мужа. В отличие от них жены, признавшие брак неудачным, считали, что не менее половины друзей мужа являются плохими людьми.

В некоторых случаях в период негативного приспособления может быть рекомендована даже временная разлука супругов, «...постоянное общение порождает видимость однообразия, при котором стираются различия между вещами. Даже башни кажутся вблизи не такими уж и высокими, между тем как мелочи повседневной жизни, когда с ними близко сталкиваешься, непомерно возрастают».

Обсуждение супружеской автономии обычно провоцирует возникновение у старшеклассников вопросов о ревности — частом спутнике семейной жизни. Отвечая на него, необходимо обратить внимание юношей и девушек на то, что это сложное чувство включает в себя три основных компонента: чувство собственника, нежелание допустить сравнение с возможным соперником из опасения проиграть при этом в глазах любимого человека и боязнь потерять к себе любовь.

Первые два из этих компонентов не могут пойти на пользу браку, поскольку посягают на свободу и достоинство супругов. Причиной возникновения, подобной отрицательной ревности обычно выступает низкая самооценка, которая зачастую является следствием неправильных действий другого супруга, связанных е ущемлением достоинства, оскорблениями и постоянной критикой. Бывает, конечно, что подобная низкая самооценка выступает следствием глубокого, приобретенного еще до брака комплекса неполноценности, однако в любом случае наилучшим способом излечения от отрицательной ревности является возвышение другого человека, формирование в нем уверенности в себе и своих силах. Гордиться и демонстрировать подобную ревность (что иногда делают представители сильного пола) не стоит, ибо, по меткому определению В. Г. Белинского, она «есть болезнь людей ничтожных, которые не уважают ни самих себя, ни привязанность любимого им предмета; в ней высказывается мелкая тирания существа, стоящего на ступени животного эгоизма».

ступени эгоизма

Что же касается последнего компонента ревности — боязни потерять к себе любовь,— то его можно признать явлением положительным, ибо в нем проявляется воспитательная функция любви, ее способность направлять человека к самосовершенствованию и развитию во имя счастья быть любимым, на своеобразное соревнование с людьми, достойными уважения и восхищения, о котором так хорошо сказал поэт Владимир Маяковский: «Любить— это значит с простыней рваных срываться, ревнуя к Копернику. Его, а не мужа Марьи Ивановны, считать своим соперником».

Обсуждение темы ревности позволяет еще раз напомнить старшеклассникам о том, что семью нельзя рассматривать как застывшее, раз и навсегда определившееся образование. Для этого учитель может обсудить с ними некоторые способы поддержания духовности в браке, предложенные ленинградским социологом и юристом Д. М. Чечотом. Определение перспективной цели брака (т. е. конкретизация согласованных мотивов семейного союза). Абсолютизация аксиомы супружеской верности — не только физиологической, но и нравственно-психологической, ибо, как справедливо писал Р. Роллан, «самая настоящая измена может произойти в супружеской постели, если жена, отдаваясь мужу, думает о любовнике». Создание «светлых пятен», перспективных радостных событий семейной жизни. Культивирование активной изобретательности в поддержании и стимулировании любви и духовной близости. Юмор, смягчающий возможные трения между супругами. А в целом как желанный итог — поддержание высокого эмоционального, культурного и интеллектуального тонуса жизни в браке.

Важным понятием, которое должно быть усвоено уча-, щимися, является «семейный конфликт». Обсуждение этого в целом негативного для семейной жизни явления следует начинать с опровержения бытующего в обыденном сознании представления об идеальной семье как заведомо бесконфликтной. Учителю следует подчеркнуть не только неправомерность, но и опасность подобного представления, поскольку в соответствии с ним супруги (особенно молодые), в семье которых время от времени возникают разногласия, весьма далеки от критических, вправе решить, что брак их является неудачным. «Частью мифа о «романтической любви» является иллюзия, что люди, действительно любящие друг друга, никогда не ссорятся, — говорится в одной из работ по социологии семьи. — Вздор! У них иногда даже может появиться желание задушить друг друга». При всей категоричности и экстравагантности данного высказывания в нем тем не менее есть истина. Совместимость семьи достигается далеко не всегда и уж совершенно точно не сразу. И любой, пусть даже самый частный аспект внутренней, глубинной несовместимости неизбежно проявится на поверхности в виде поведенческих конфликтов. Если добавить к этому еще и эгоистичность любви, ее претензии на исключительность, на безраздельное владение помыслами и чувствами любимого человека, которые являются питательной почвой разногласий, можно понять, что счастливые семьи отличаются не отсутствием или низкой частотой конфликтов, а малой их глубиной и сравнительной безболезненностью и беспоследственностью.

В последующем обсуждении темы конфликта следует обратить внимание на основные элементы их теории, объясняющие своеобразную «скрытость» подлинных причин разногласий, ограниченные возможности для их опознания и определения. В социальной психологии в качестве составных элементов конфликта выделяется объективная конфликтная ситуация — с одной стороны, и ее образы у участников разногласия — с другой. В связи с этим американский психолог М. Дойч предложил рассматривать следующие шесть типов конфликтов. Подлинный конфликт, существующий объективно и воспринимаемый адекватно (жена хочет использовать свободную комнату как кладовку, а муж — как фотолабораторию). Случайный или условный конфликт, который легко может быть разрешен, хотя это и не осознается его участниками (вышеупомянутые супруги не замечают, что в доме имеется еще достаточно площади, на которой легко можно устроить пресловутую лабораторию или ту же кладовку). Смещенный конфликт, когда за «явным» конфликтом скрывается нечто совсем другое (споря из-за свободной комнаты, супруги на самом деле конфликтуют из-за представлений о роли жены в семье). Неверно приписанный конфликт, когда, например, жена ругает мужа за то, что он сделал, выполняя ее же распоряжение, о котором она уже прочно забыла. Латентный (скрытый) конфликт — по тем или иным причинам неосознаваемое супругами противоречие, которое тем не менее объективно существует. И ложный конфликт, который существует только из-за ошибок восприятия супругов, без подлинно объективных причин.

Следует добавить, что подлинные причины конфликта весьма трудно обнаружить и из-за других психологических моментов. Во-первых, в любом конфликте рациональное начало, как правило, ослаблено шорами эмоций. Во-вторых, подлинные причины конфликта могут быть надежно скрыты и психологически защищены в глубине подсознания и проявляться на поверхности только в виде приемлемых для Я-концепции мотивировок. В-третьих, причины конфликтов могут быть неуловимыми из-за так называемого закона круговой каузальности (причинности) семейных отношений, который сполна проявляется и в супружеских конфликтах.

На разъяснение старшеклассникам этого закона следует обратить особое внимание. Здесь мы опять встречаемся с тремя аспектами межличностных отношений: когнитивным (как мы их видим и понимаем), аффективным (как мы к ним и в них относимся) и поведенческим (как мы в них поступаем). Согласно же закону многоуровневой круговой каузальности пусковым моментом конфликта могут быть любые звенья замкнутой цепи «знания — эмоции — поведение», отчего уровень, на котором возникли разногласия, и соответственно их причины определить оказывается не так уж и просто, ибо все вышеперечисленные аспекты межличностных отношений стремятся к согласованию.

Например, на фоне полного взаимопонимания и прекрасных взаимоотношений супруги столкнулись с чисто внешними трудностями, связанными, например, с рождением первого ребенка. В случае, если трудности эти по своей интенсивности и длительности превысят некий пороговый уровень, опухоль конфликтности неизбежно распространится и на другие уровни взаимоотношений. Раздраженность и усталость друг друга супруги начнут рассматривать как упрек в свой адрес, и, не желая нести на себе бремя ответственности, они решатся в конце концов явно и недвусмысленно указать другому на его собственные ошибки в возникшей сложной ситуации.

Может быть и так, что взаимопонимание и вполне корректное поведение начинают сопрягаться с эмоциональным неприятием (разлюбила). Признаться себе в этом порой невозможно, зато не столь уж и сложно бессознательно спровоцировать другого супруга на поведение, которое можно будет уже и рационально осудить («Я не просто его не люблю, а потому что он такой-то и такой-то»). Таким образом, на уровне вашего поведения эмоциональный и когнитивный аспекты отношений придут в полное соответствие, увы, весьма конфликтное.

Наконец, бывает и так, что чисто когнитивный по своей сути конфликт представлений о характере выполнения семейных функций проявится в нашей психике весьма неприятными эмоциями, для ликвидации которых мы прибегнем к прямым поведенческим акциям, опять-таки добиваясь согласованности между тремя уровнями межличностных взаимоотношений. Именно из-за действия принципа «многоуровневой круговой каузальности» даже опытным психологам бывает довольно трудно определить, где (на каком уровне) и из-за чего именно начался конфликт. Однако это все-таки возможно при длительном, внимательном и беспристрастном самонаблюдении и соответственном наблюдении за действиями другого. Для этого будущие мужья и жены должны знать возможные причины супружеских конфликтов.

В качестве методического материала для их обсуждения учителю можно воспользоваться классификацией конфликтов, предложенной В. А. Сысенко. С его точки зрения, все брачно-семейные разногласия можно разделить на три группы. В первую попадут разногласия, возникающие на почве несогласованного и несправедливого разделения труда в семье, различного понимания прав и обязанностей, недостаточного вклада одного из брачных партнеров в домашний труд и самообслуживание. Во второй окажутся конфликты, возникающие на базе хронического неудовлетворения каких-либо потребностей одного или обоих супругов. В третью войдут ссоры и дрязги, имеющие своим источником недостатки и дефекты воспитания, характера и личности супругов.

недостатки и дефекты воспитания, характера и личности

Следует обратить внимание, что разногласия первой группы основываются на расхождениях представлений супругов о брачно-семейных ролях. Вторая группа, несмотря на свою относительную независимость, довольно тесно примкнет к группе первой, ибо в наши представления и ожидания тесно вплетены весьма прочные нити наших потребностей — того, чего мы хотим от себя и от другого (или для себя от другого). Третья группа конфликтов покоится на малопочетном основании разной нашей развитости как личностей, что и проявляется в поведении.

В. А. Сысенко пришел к выводу, что ссоры и размолвки основываются на следующих причинах:

  • неудовлетворенность сексуальных потребностей одного из супругов;
  • неудовлетворенность потребности в ценности и значимости своего «Я» (нарушение чувства собственного достоинства со стороны другого партнера, его пренебрежительное, неуважительное отношение, обиды, оскорбления, постоянная критика);
  • неудовлетворенность потребности одного или обоих супругов в положительных эмоциях (отсутствие ласки, нежности, заботы, внимания и понимания, психологическое отчуждение супругов друг от друга, эмоциональная холодность) ;
  • пристрастие одного из супругов к спиртным напиткам, азартным играм и тому подобным вещам, приводящим к большим затратам денежных средств;
  • финансовые разногласия супругов (вопросы взаимного бюджета, содержания семьи, вклада каждого из партнеров в ее материальное обеспечение);
  • неудовлетворенность потребности во взаимопомощи, взаимоподдержке, потребности в кооперации и сотрудничестве, связанных с разделением труда в семье, ведением домашнего хозяйства, уходом за детьми.

Различные потребности и интересы в проведении отдыха и досуга, разногласия в увлечениях.

Данный перечень позволит учителю организовать с учащимися живую дискуссию о целях и ценностях семьи. Однако весьма важно, чтобы старшеклассники поняли, что причин семейных конфликтов выделено столь много, что любой семье удастся найти свои собственные «болевые точки». Поэтому и существует необходимость соблюдения принципов бесконфликтных отношений, особенно при самом возникновении разногласий.

Вопрос о тактике поведения в конфликтных ситуациях почти не обсуждался нами. Отчасти это связано с тем, что усвоение этой тактики требует наличия, во-первых, опыта разногласий, а во-вторых, своеобразного «полигона» для обработки соответствующих навыков. Однако изучение проблем адаптации предполагает ознакомление старшеклассников с основными моделями поведения в случае супружеских и семейных конфликтов. Познакомимся с одной из этих моделей, могущей явиться реальным методическим материалом.

По мнению В. А. Сысенко, тактика разрешения супружеских конфликтов и принципы взаимоотношений между супругами на первый взгляд могут показаться довольно простыми. В желающей уберечься от разрушительного действия разногласий супружеской паре необходимо поддерживать чувство личного достоинства мужа и жены. Постоянно демонстрировать взаимное уважение и почтение. Стараться вызывать энтузиазм у другого супруга, сдерживать и усмирять в себе проявления злобы, гнева, раздражительности и нервозности. Не акцентировать внимание на ошибках и просчетах своего спутника жизни. Не упрекать прошлым вообще и прошлыми ошибками в частности. Шуткой, юмором, любым отвлекающим приемом снимать или приостанавливать нарастающее психическое напряжение. Разрешать назревающие конфликты отвлечением на другие безопасные темы. Не терзать ни себя, ни партнера подозрениями в неверности и измене, сдерживать себя в ревности, приглушая возникшее чувство подозрительности. Помнить, что в браке и семье необходимо проявление крайнего терпения, снисходительности, добросердечия, внимания и других положительных качеств.



Однако, как справедливо он отмечает, выполнение этих, казалось бы, простых правил требует очень развитого самоконтроля поведения, высокой этической культуры и особых качеств характера. В условиях, когда оба супруга работают, растят и воспитывают детей, ухаживают за больными престарелыми и выполняют массу других обязанностей, серьезной проблемой является профилактика нервно-психического переутомления, психическая разгрузка, снятие напряжений и нахождение выхода из психологических тупиков.

Обсуждение вопросов первичной и вторичной адаптации является своеобразной кульминацией подготовки старшеклассников к семейной жизни. А это значит, что его следует осуществлять с максимальным использованием активных методов обучения и несложных методик экспресс-диагностики.

Первое, что в связи с этим можно порекомендовать учителю, — это применение довольно простого, так называемого теста 20 вопросов. Эта методика (использовавшаяся, кстати, при отборе американских космонавтов) позволяет выявить индивидуальный набор ролей, которые личность исполняет в своей жизни.

Для этого человеку предлагают 20 раз ответить самому себе на вопрос «Кто я?», применяя первые пришедшие на ум слова: существительные, прилагательные или глаголы. Практика показывает, что это задание связано со значительными трудностями, поскольку сразу после выделения актуальных ролей (редко больше 7—10) обычно наступает пауза, связанная с поисками ответа на этот такой простой и одновременно чрезвычайно сложный вопрос. В связи с этим количество ответов для старшеклассников можно сократить до 10—12. Формулировку вопроса с учетом задач курса следует уточнить: «Кто я буду в семье?»

После того как работа окажется выполненной, необходимо перейти к анализу результатов, главная цель которого— определение полноты и «социальности» индивидуальных ролевых наборов, т. е. того, насколько полно и в прямом смысле этого слова ответственно отражены в нем важнейшие функции супругов и родителей (немаловажным здесь является порядок ролей, т. е. что «во-первых», а что «во-вторых», и характер их составления. Например, каковы роли, после написания которых и наступает пауза в ответах).

Тест 20 вопросов лучше всего выполнять анонимно, ибо в этом случае старшеклассники смогут под руководством учителя сначала самостоятельно изучить свои представления о семейных ролях, а потом совместно обсудить наиболее интересные из них.

Анализ ролевого набора будущих семьянинов позволяет приступить к определению следующего важного момента из будущей семейной жизни — предполагаемой индивидуальной мотивации брака. С учетом того, что эта мотивация обычно труднодоступна для анализа, целесообразно воспользоваться так называемой техникой парного сравнения.