Вы здесь

Семейное счастье и благополучие

жизнь после свадьбы

Известный поэт и писатель Константин Симонов как-то со свойственным ему юмором заметил, что литераторы заканчивают свои романы свадьбой, поскольку не знают, что с героями делать дальше. К сожалению, подобная ситуация иногда оказывается характерной не только для художественной литературы, но и для курса «Этика и психология семейной жизни», преподаватели которого нередко оказываются в затруднении, столкнувшись с необходимостью рассказать старшеклассникам о том, что их поджидает после свадьбы. Педагогически вполне понятным является ориентация первого в истории школы подлинно «семейного» предмета (подлинно, ибо в ее практике уже существовали уроки домоводства) на ознакомление учащихся с наиболее общими положениями семейной жизни. Однако психологически неоправданным выступает неявно присутствующий в подобной ориентации отказ от использования принципа «зоны ближайшего развития», предполагающего устремленность в будущее в качестве наиболее весомого гаранта его (будущего) достижения.

Семейное благополучие, любовь, совместимость, особенности предбрачного ухаживания — все эти вопросы, так или иначе раскрываемые в курсе «Этика и психология семейной жизни», — должны быть доведены до учащихся с максимальной полнотой и всесторонностью на подлинно современном уровне и без скидки на возраст, хотя и с учетом его. Изложению необходимых для этого сведений и посвящена вторая часть нашей книги. Приведенные в ней материалы призваны осветить юношам и девушкам сложную картину семейной жизни.



Роль правильного понимания юностью сущности семейного благополучия в подготовке юношей и девушек к семейной жизни. — Социальный смысл благополучия семьи. — Результаты исследования проблемы семейного счастья и благополучия в отечественной и зарубежной психологии. — Основные факторы семейных затруднений. — Разводы, их причины и следствия. — Проблема стабильности семьи. — Методические инструменты анализа и обсуждения вопросов семейного благополучия.

Семейное благополучие

Проблема благополучия семьи занимает, пожалуй, центральное место в подготовке будущих семьянинов. С одной стороны, достижение семейного счастья должно рассматриваться как свидетельство полного успеха этой подготовки, ибо именно ради этой высокой цели по сути и существует курс «Этика и психология семейной жизни». С другой стороны, поскольку успешность продвижения к любой цели определяется точным представлением как о путях к ней, так и о ней самой, то и семейное счастье вступающего в жизнь поколения, и соответственно результативность подготовки будущих семьянинов зависят от того, насколько точно и глубоко современные юноши и девушки будут представлять и понимать сущность и слагаемые подлинного благополучия семьи.

К сожалению, исследования социологов, психологов и педагогов наглядно демонстрируют, что понимание юностью проблемы семейного счастья весьма противоречиво. Если попытаться как-то обобщить эту противоречивость, то она скорее всего будет состоять в своеобразном противопоставлении духовных и материальных слагаемых благополучия семьи. С одной стороны, в брачно-семейных представлениях юношей и девушек духовное, казалось бы, занимает подобающее ему достойное место — представители приходящего нам на смену поколения сильно ориентированы на любовь и психологическую близость супругов как критерий вступления в брак. Но в том-то и дело, что эти их представления касаются только мотивации брачного выбора и в явно недостаточной степени затрагивают самую семейную жизнь, которая юношами (больше) и девушками (меньше) интерпретируется уже в более материальном плане. Бывает и так, что в их представлении духовное и материальное начинает разделяться, а любовь и брак отчетливо противопоставляться, что в конечном счете приводит к попыткам строить свое семейное счастье на исключительно объективной основе, оставляя все субъективное, жизнь «для души», за границами брака. Наконец, весьма печально и то, что все необходимые усилия по строительству семьи как социально-психологической общности молодые люди относят исключительно к предбрачному периоду, наивно полагая, что все, что последует за свадьбой, будет не более чем упрочением «базиса» под уже сложившейся «надстройкой», и начисто забывая о необходимости постоянной внутренней стабилизации семейного союза.

Результат всех этих представлений предсказать нетрудно — он достаточно проявляется в резко возросшем за последние годы количестве разводов вообще, и среди молодых семей в частности. А это значит, что своеобразным смысловым центром обсуждения с учащимися проблемы семейного благополучия должно стать, во-первых, разъяснение соотношения духовного и материального в браке, а во-вторых, проблема стабильности семьи.

Прежде всего в обсуждении проблемы семейного счастья необходимо обратить внимание старшеклассников на социальный смысл благополучия семьи, целиком и полностью вытекающий из известного, но, к сожалению, несколько «стершегося» лозунга «здоровая семья — здоровое общество». И пояснить, что с точки зрения социалистического государства благополучной является семья, в которой созданы все условия для нормальной жизнедеятельности ее членов и эффективного выполнения важнейших семейных функций — репродуктивной и воспитательной; что на достижение подобного благополучия направлен целый ряд конкретных решений партии и правительства (последние из этих решений целесообразно обсудить) и что, наконец, такой широко социальный взгляд на проблему семейного счастья ни в чем основном не расходится с субъективными взглядами и воззрениями по этому поводу.

Последняя мысль, безусловно, потребует разъяснений, поскольку в большинстве своем романтически настроенным юношам и девушкам социальный смысл семейного благополучия может показаться излишне утилитарным и не вполне соответствующим их собственным возвышенно-практическим представлениям о любви, семье и браке. В связи с этим нелишним будет рассказать старшеклассникам о том, что советские социологи, вплотную занявшись проблемой семейного благополучия, определили одиннадцать его условий: взаимопонимание между супругами, отдельная квартира, материальное благополучие, дети, уверенность в прочности брака, интересный досуг в семье, интересная работа, соответствующее образование, хорошее положение на работе, хорошие друзья, самостоятельность супругов — и попытались на основании анализа общественного мнения выделить из них те главные, которые, по мнению самих же людей, необходимы для счастья семьи. Результаты исследований показали, что главными условиями семейного благополучия в нашем сознании выступают: взаимопонимание между супругами, отдельная квартира, материальное благополучие, дети в семье и интересная работа у каждого из супругов. Правда, порядок этих ценностей у мужчин и женщин несколько различен. Практичные мужчины на первое и второе места ставят отдельную квартиру и материальное благополучие, после чего следуют взаимопонимание между супругами, дети и интересная работа. Женщины же решительно отдали пальму первенства взаимопониманию, детям, а потом уж отдельной квартире, материальному благополучию и интересной работе.

Эти социологические данные наглядно свидетельствуют о том, что существенных расхождений по вопросу семейного благополучия между семьей и обществом не наблюдается. Так, в индивидуальных представлениях о счастье семьи достаточно представлены и условия жизнедеятельности; и дети как высший смысл семейного союза. Однако из них следует и кое-что еще, на что, несомненно, обратят внимание старшеклассники: некоторая избыточная практичность современных семей, выразившаяся в их отчетливом стремлении к обладанию жилищными и материальными благами. В связи с этим следует пояснить юношам и девушкам, что практичность не предполагает меркантилизма, и опрошенные супруги вовсе не отдали первенство материальному благополучию, а просто трезво оценили значение нормального состояния семейного «базиса» для нормального функционирования ее «надстройки». «Базиса», о создании которого всемерно заботится наше социалистическое государство. Здесь достаточно вспомнить о размахе жилищного строительства и росте реальных доходов населения. Однако учителю полезно обратить внимание старшеклассников на то, что в первые, самые трудные в материально-бытовом плане годы брака может происходить переоценивание роли «базисных» условий, и в случае, когда эти условия оказываются слишком далеки от идеальных, у молодых супругов зачастую зарождаются ощущение семейного неблагополучия и чувство неудовлетворенности браком.

Для иллюстрации этого положения (а заодно и значения материального) можно обратиться к опыту семей, существующих в условиях буржуазной среды. Исследование этих семей дало неожиданные и не вполне вписывающиеся в традиционные представления об исключительной роли быта и достатка результаты. Так, при опросе 266 американских семейных консультантов выяснилось, что в 9 из 10 обращающихся за помощью семейных пар обнаруживались сложности в общении. Проблемы расположились следующим образом: трудности коммуникации — 86,6 процента; проблемы, связанные с детьми и их воспитанием,— 45,7 процента; сексуальные проблемы — 43,7 процента; финансовые проблемы — 37 процентов; досуг — 37,6 процента; отношения с родственниками — 28,4 процента; супружеская неверность — 26,6 процента; домашнее хозяйство — 16,7 процента;  физическое оскорбление — 15,6 процента; другие проблемы — 8,0 процента.

роль супружеских коммуникаций

Следующий из результатов этого опроса вывод о важной (если не исключительной) роли супружеских коммуникаций, навыков и культуры общения подтверждается данными американских исследователей В. Мэтьюза и К. Михановича, которые в результате изучения очень широкого спектра реальностей семейной жизни обнаружили десять наиболее важных отличий между счастливыми и несчастными семейными союзами. Оказалось, что в несчастных семьях супруги:

  • 1.    Не думают одинаково по многим вопросам и проблемам.
  • 2.    Плохо понимают чувства другого.
  • 3.    Говорят слова, которые раздражают другого.
  • 4.    Часто чувствуют себя нелюбимыми.
  • 5.    Не обращают внимания на другого.
  • 6.    Чувствуют неудовлетворенную потребность в доверии.
  • 7.    Ощущают потребность в человеке, которому можно довериться.
  • 8.    Редко делают комплименты друг другу.
  • 9.    Вынуждены часто уступать мнению другого.
  • 10.    Желают большей любви.

Можно также добавить, что, по мнению многих психологов, для счастья семьи необходим достаточно ограниченный комплекс чисто психологических условий. Это:

  • нормальное безконфликтное общение;
  • доверительность и эмпатия (напомним, что под этим термином психологи понимают действенное сочувствие другому, эмоциональный отклик на его неблагополучие, побуждающий к действиям в его пользу);
  • понимание друг друга;
  • нормальная интимная жизнь;
  • наличие Дома (именно с большой буквы: не жилплощади, а места, где сможет отдохнуть от сложностей жизни и семья в целом, и каждый в отдельности).

Материалы исследователей позволяют прояснить для старшеклассников два важных для их будущей семейной жизни момента. Первый — о главенстве духовных моментов среди прочих, в том числе и материальных слагаемых семейного счастья. И второй — о крайне важном значении взаимоотношений и общения для достижения семейного благополучия. Не лишним будет обратить внимание юношей и девушек и на то, что полученные на материалах зарубежных семей данные позволяют (разумеется, в первом приближении) сформулировать определенные условия семейного счастья: стремление к ликвидации возможных противоречий, умение смотреть на события й обстоятельства с позиции другого, высокую культуру общения, постоянный учет взглядов и мнений другого, неустанную демонстрацию любви, подлинное доверие друг к другу, высокую степень взаимопонимания, взаимовосхищения и взаимную же уступчивость.

Однако во избежание возможных упреков в однобоком, основанном только на зарубежных данных освещении проблемы, обсуждение вопросов семейного благополучия следует осуществлять с одновременным привлечением советских разработок, например, результатов крупномасштабного исследования удовлетворенности браком, осуществленного эстонскими социологами. Дело в том, что выводы из него, переведенные на доступный, лишенный корреляций, регрессий и статистических факторов язык, позволяют нарисовать довольно точный «портрет» счастливой пары, который к тому же может послужить прекрасным методическим материалом для изучения этой проблемы со старшеклассниками.

Муж в этой семье — лишь на несколько лет старше жены, но более образован. В брак супруги вступили по любви, стремясь к нежности и ласке, желая иметь детей и свой дом. Жилищные условия в первые годы брака были чуть лучше, чем у большинства. С самого начала отказались от опеки родителей. Сейчас своим достатком вполне удовлетворены. Совместно планируют расходы, причем относительно мало расходуют на собственные личные нужды. Домашнее хозяйство ведут поровну, считают, что это их связывает, но взаимно обеспокоены тем, что другой слишком загружен домашней работой. Весьма умеренны в курении и употреблении спиртных напитков. Имеют двух детей (если одного, то хотят не меньше двух). Не расходятся во взглядах на воспитание и высоко оценивают друг друга как семейных педагогов.

Досуг предпочитают проводить только вместе и вполне удовлетворены им. Если же случается отдыхать порознь, обязательно информируют друг друга о том, что делали, и выражают озабоченность загруженностью партнера. Удовлетворены своей внешностью, констатируют сходство характеров, с самого начала брака ответственны перед другим и повышенно требовательны к себе. Иногда конфликтуют — в основном из-за воспитания детей, загруженности и неаккуратности друг друга, но с каждым годом все реже и реже. Вообще считают, что за годы брака стали невозмутимыми, уравновешенными и... доверчивыми. Жена дорожит общественным положением и образованием мужа, считая их высокими. Муж в свою очередь вполне доволен внешним обликом жены. Оба супруга находят друг друга такими же привлекательными, как и раньше, и вообще взаимно считают друг друга весьма похожими на юношеские идеалы.

До сих пор взаимно признаются в любви. Не жалуются на привычки другого, взаимно поддерживают друг друга во всех начинаниях. Обладают высокой культурой общения, уравновешенны, взаимоуступчивы, честны, тактичны, нежны, ласковы и доверчивы. Почти не критикуют друг друга. Не ревнивы и не мелочны, умеют сочувствовать и сопереживать, поддерживать друг друга в трудных ситуациях. Доброжелательны и отзывчивы на горе и заботы партнера. В то же время хорошо умеют разделить с ним радость. Взаимно удовлетворены интимными отношениями. Уверены в порядочности другого и не испытывают с его стороны никаких подозрений.

Завершая разговор об общих, преимущественно духовных слагаемых семейного счастья, можно обратить внимание юношей и девушек на то, что в современном мире семья помимо традиционных, свойственных ей и в прошлом функций стала выполнять функцию психологического убежища — места снятия напряжения и создания эмоционально-психологического комфорта. Не случайно А. Моруа в своих «Письмах к незнакомке» советовал женщинам перевоспитывать своих мужей, «смягчая» воспитательные мероприятия похвалами так, как скульптор смягчает глину водой, прежде чем лепить новую статую. Возникновение в обители доверия и прибежища, каковой все более становится семья, конфликтов и критики зачастую приводит к ее гибели, ибо «свято место пусто не бывает», и поиск внесемейного психологического убежища может навсегда увести кого-либо из семьи.

психологическое убежище

Вполне возможно, что настойчивая пропаганда примата духовного над материальным в благополучии семьи вызовет известный протест у юношей и девушек, в собственном жизненном опыте которых в избытке представлены примеры нарушений семейных отношений, вызванных чисто внешними обстоятельствами. В связи с этим старшеклассникам следует. объяснить, что как счастье семьи, так и ее неблагополучие могут определяться воздействием целого ряда факторов, в том числе и объективных.

Так, специалисты, занимающиеся проблемой семейных разногласий, подразделяют все относительно неблагополучные семьи на три типа: конфликтные, кризисные и проблемные. К конфликтным супружеским союзам они относят такие, в которых между супругами имеются сферы, где их интересы, потребности, намерения и желания постоянно приходят в столкновение, порождая особо сильные и продолжительные отрицательные эмоции. К кризисным — такие, где противостояние интересов и потребностей супругов носит особо резкий характер и захватывает важные сферы жизнедеятельности семьи. Наконец, к проблемным супружеским союзам относят такие, перед которыми возникли особо трудные жизненные ситуации, способные нанести ощутимый удар стабильности брака: отсутствие жилья и средств; тяжелая и продолжительная болезнь одного из супругов, осуждение на длительный срок и т. п. Однако — и на это следует обратить особое внимание юношей и девушек — объективные обстоятельства жизнедеятельности семьи влияют на ее благополучие только через их субъективную оценку супругами, которая в свою очередь определяется социально-психологическим климатом и взаимной удовлетворенностью взаимоотношениями друг с другом, Что, впрочем, давно констатировано в поговорке «С милым рай в шалаше, если милый по душе».

Обсуждение общих вопросов семейного благополучия позволяет перейти к анализу частных ее составляющих.

За основу для этого обсуждения можно принять своеобразную шкалу семейных затруднений. Если рассматривать эти трудности по убывающей степени, то шкала имеет следующий вид: организация домашнего хозяйства; напряженные отношения с родственниками; дети и их воспитание; трудности коммуникаций; финансовые затруднения; злоупотребление алкоголем; разная направленность интересов по досугу; ревность; сексуальная дисгармония. Поскольку значительная часть затруднений представляется старшеклассникам далекими абстракциями, а трудности коммуникаций обсуждались и еще будут обсуждаться нами, учителю целесообразно остановиться на важнейших и ближайших из них: организации домашнего хозяйства, злоупотреблении алкоголем и разной направленности интересов по досугу.

Следует объяснить старшеклассникам, что первое из этих препятствий на пути к семейному благополучию связано с возможным рассогласованием существующих у мужа и жены моделей распределения обязанностей. Для того чтобы это им было понятно, в качестве иллюстраций можно воспользоваться предложенным Э. Тийт и В. Уколовой (хотя и несколько упрощенным) подразделением всех моделей на две основные: традиционные и модные.

В традиционных («асимметричных») семьях муж является основой материального обеспечения и бесспорной ее главой. Именно он определяет статус семейного союза, устанавливает круг ее общения и принимает основные решения по всем важнейшим проблемам. За это муж освобождается от всех домашних обязанностей. Жена в традиционной модели либо совсем не зарабатывает, либо зарабатывает очень мало, отчего главным для нее является радивое и образцовое ведение хозяйства, присмотр за детьми и их воспитание. При подобном распределении обязанностей именно на нее ложатся основные заботы по формированию и воссозданию семейного микроклимата.

В отличие от традиционной модели «симметричная» семья (или, иначе, эгалитарная; от французского «эгалитэ» — равенство) основывается на практике полного равноправия мужа и жены, которые обеспечивают соответственно примерно равный (пропорциональный) вклад в материальное благосостояние семейного союза, совместно ведут домашнее хозяйство, сообща принимают все важнейшие решения и в равной степени занимаются уходом за детьми и их воспитанием. Роль и значение каждого из супругов в формировании семейного климата равны, статус семьи устанавливает супруг, имеющий более высокое положение. Круг общения формируется сообща.

Учителю следует объяснить юношам и девушкам, что эмансипация женщин, максимально широкое их участие в хозяйстве (51 процент работающего населения нашей страны составляют именно женщины, причем в некоторых отраслях, таких, как например, торговля, они составляют более 80 процентов всех работающих) объективно привело к их полному равенству с мужчинами, равенству, которое законодательно закреплено в Конституции.

Так что общественное равноправие мужчин и женщин и предполагает, и предопределяет их семейное равенство, особенно в материально-бытовых вопросах. Поэтому стремящимся к благополучию семьям следует ориентироваться на реализацию эгалитарной модели распределения домашних обязанностей, предполагающей подлинное равноправие супругов в решении внутрисемейных дел и проблем. Учителю необходимо подчеркнуть, что изначально слово «супружество» означает «бег в одной упряжке», а значит, и посильно равный вклад мужа и жены в ведение «семейной телеги».

Возвышенно-поэтическое отношение юношей и девушек к семье и браку может ощутимо препятствовать осознанию ими роли материально-бытовых отношений — основы функционально-ролевой совместимости — в жизнедеятельности и прочности семейного союза. Препятствуют здесь и отжившие, но, увы, весьма живучие стереотипы, по которым с ролью мужа ассоциируется прежде всего дело, а с ролью жены — кухня. Между тем исследования ученых показали исключительно большое значение разумного распределения домашних обязанностей для достижения благополучия семьи. Так, по данным минских социологов в «биархатных» браках (с равным разделением обязанностей) оказалось почти втрое больше сложившихся семейных союзов (60 процентов), чем в патриархальных (21 процент), и в семь раз меньше несложившихся (5,6 процента против 40). В связи с этим старшеклассников необходимо ориентировать на обязательное согласованно-равное распределение домашних работ, предполагающее определение их перечня, постоянное распределение обязанностей и планирование сроков выполнения.    

Однако пропаганда эгалитарного уклада не должна быть излишне категоричной. Учитель должен объяснить старшеклассникам, что это действительно совершенная модель семьи требует от реализующих ее супругов высокой культуры общения, поскольку в отличие от традиционной, жестко заданной схемы функционирования семьи «симметричный» ее вариант удивительно многообразен. Ведь семейное равенство каждый из нас понимает по-разному, и поиски удовлетворяющего и мужа, и жену равноправия неизбежно породят трения между супругами. В этой связи нелишним будет указать юношам и девушкам на то, что главным в распределении домашних обязанностей должна являться именно их согласованность, вследствие чего и традиционная модель семьи может оказаться вполне приемлемой для семейного благополучия, если она удовлетворяет обоих супругов и никто из них не жалуется на постоянную загруженность. Поиски этой согласованности неизбежно сопряжены с конфликтами, однако основное отличие благополучных семей от неблагополучных заключается в том, что в первых эти поиски осуществляются при выполнении трех важнейших условий: высокой культуры общения, взаимоинформированности и доверительности супругов, а также их отказа от посягательств на хорошее представление другого о себе самом (т. е. на его самооценку), тогда как в неблагополучных семьях не выполняется либо какое-то одно, либо два, либо все три из этих необходимых для достижения семейного благополучия условий.

Вторая из выделенных нами частых причин семейных затруднений — злоупотребление алкоголем — заслуживает отдельного разговора. К сожалению, исследования ученых (в частности, данные опросов эстонских социологов) показали, что еще не все молодые люди смогли выработать в себе не просто пассивно-снисходительное, но активно-отрицательное отношение к «зеленому змию» (в их анкете «Твой идеал» ответы «за» и «против» употребления алкоголя встречались примерно с одинаковой частотой). Оказалось, что трезвость и воздержанность были включены ими в число второстепенных качеств, причем юноши были, судя по их ответам, более снисходительными к употреблению спиртных напитков своими будущими женами, чем девушки — к алкогольному пристрастию будущих мужей. Печальней же всего то, что большинство невест не обнаружили должной тревоги по поводу «умеренного» (а бывает ли такое?) употребления своими женихами спиртных напитков.

Алкоголь и семья несовместимы! Именно этот тезис должен последовательно, но безоговорочно внедряться в сознание будущих семьянинов! Юноши и девушки должны знать что привычка к употреблению алкогольных напитков в период семейной жизни очень часто усугубляется. И хотя первые годы брака обычно характеризуются некоторым спадом пагубного влечения, дальнейшее нередко бывает отмечено усугубляющимся алкоголизмом. Размолвки и недоразумения в этом случае становятся опять-таки поводом для (вначале) употребления, а потом и злоупотребления спиртными напитками, что в свою очередь приводит к новым, уже более серьезным семейным конфликтам. Увеличение потребления алкоголя приводит к нарушениям интимных отношений супругов — и на почве прогрессирующей импотенции мужчин, и в силу невозможности совершения полноценного любовного акта в состоянии опьянения, когда на смену нежности и ласки приходит развязность и грубость, обычно чреватая имеющим далеко идущие последствия пересечением границ пристойности, что порождает новые, еще более глубокие разногласия.

Последующие злоупотребления неизбежно сопровождаются деградацией личности, падением чувства ответственности и сужением круга интересов. Постоянная угроза со стороны «зеленого змия» последовательно ухудшает семейный микроклимат. Семья становится тягостно-ненужной для всех ее членов и порочно-дефектной для нормального воспитания детей. Поэтому, если у супруга, павшего жертвой пагубной страсти, не находится сил и воли для борьбы с болезненным пристрастием, а окружающие оказываются не в состоянии вывести его на правильный путь, вернуть к здоровому образу жизни, единственный выход для такой семьи — развод. Не случайно данные анкеты для разводящихся позволяют утверждать, что половина разводов вытекает из. сопутствующих употреблению алкоголя обстоятельств.

Воспитание будущих семьянинов неразрывно связано с формированием у них привычек к трезвому образу жизни. Молодежь следует всячески оберегать и отваживать от любого, пусть даже эпизодического употребления алкоголя. Для юношей реальной альтернативой здесь выступает работа по самовоспитанию и закаливанию воли, а также ориентация на содержательный (как исходно-увлекательный) досуг. Девушек же следует предостеречь не только от употребления алкогольных напитков, но и от знакомства и тем более интимных отношений с лицами, склонными к подобному употреблению. Будущие жены и матери должны отчетливо осознавать, что «перевоспитание» потенциального алкоголика в большинстве случаев оказывается заведомо безнадежным делом, а женщина, попытавшаяся это сделать, рискует своим будущим и будущим своих детей, а по сути своей — и будущим человечества...

Третья из предложенных нами для обсуждения причина семейных затруднений — разнонаправленность интересов супругов в сфере досуга — является достаточно очевидной и не нуждается в чересчур подробном обсуждении. Однако учителю следует подчеркнуть необходимость сознательной борьбы за эту общность, созидания совместного досуга семьи, от которых зачастую отказываются молодые супруги — кто по лености, а кто и по недомыслию. Старшеклассникам необходимо объяснить, что содержательность и общность увлечений являются очень важным фактором семейного благополучия. Так, для подавляющего большинства неудачных браков оказалось свойственна бедность увлечений — и индивидуальных, и общесемейных. Начинать же работу по согласованию увлечений необходимо с первых дней брака, так как способность к взаимоприспособлению к привычкам друг друга определяется возрастом супругов (чем младше, тем лучше: меньше закостеневших привычек и причуд) и степенью их интеллигентности (при взаимной интеллигентности проще происходит приспособление привычки).

Проблема семейного благополучия не может анализировать без и вне ее базового условия — стабильности семьи, ее сохранения как единого целого. Между тем современные старшеклассники достаточно хорошо осведомлены о том, что в последние десятилетия уровень стабильности семьи заметно понизился, что в свою очередь объективно выразилось в резко возросшем уровне разводов. В связи с этим данный вопрос обязательно должен быть обсужден с учащимися.

Начать это обсуждение следует с опровержения мнения о том, что нестабильность современных браков можно интерпретировать с точки зрения кризиса семьи как социального института. Подобная точка зрения, весьма распространенная среди зарубежных ученых («такой глубоко укоренившейся и неизменной системе человеческих отношений, как семья, — не хватает гибкости, чтобы приспособиться к основным, проникающим всюду экономическим изменениям»), к настоящему времени в более или менее завуалированной форме проникла и на страницы наших газет и журналов и нашла свой отклик у молодого поколения. Однако ее несостоятельность лучше всего иллюстрирует тот факт что семейные союзы отнюдь не утратили, а напротив упрочили свою привлекательность в глазах нынешних мужчин и женщин. Учителю следует объяснить старшеклассникам, что вызвавшее нынешнюю нестабильность естественное и закономерное изменение семьи под влиянием стремительно меняющихся социальных условий говорит не об отмирании семьи, а в пусть трудном, но нужном и неизбежном ее переходе на новый этап своего развития — этап повышенной требовательности супругов друг к другу и духовным составляющим семейной жизни.



Повысившуюся нестабильность современной семьи с этой точки зрения следует рассматривать как свидетельство того, что люди с каждым годом все меньше согласны мириться с браком, который они признали неудачным. Юноши и девушки должны понять, что стабильность семьи, будучи необходимым условием семейного благополучия, никогда не может считаться достаточным его условием, и то, что ранее разводов было меньше, следует интерпретировать не с точки зрения больших внутренних сил притяжения мужа и жены друг к другу, а в плане каменно-прочных внешних сил сплочения семьи, заставляющих супругов «век бедовать вместе».

Для иллюстрации этой мысли старшеклассникам можно привести два курьезных по форме, но серьезных по сути исторических свидетельства. Согласно первому из них — наиболее древнему — в Англии, в одном из городов графства Эссекс существовал любопытный обычай: тому, кто, придя в церковь и положа руку на Библию, мог поклясться, что в течение года он ни разу не пожалел о своем браке, бесплатно выдавался в награду большой окорок. Летопись сообщает, что за период с 1244 по 1772 год обнаружилось лишь 8 (!) претендентов на этот почетный приз.

Второе свидетельство относится к более позднему времени. В газете «Московские ведомости» за 1786 год был опубликован весьма интересный материал «Англия, из Лондона. Февраля 3-го. Один забавник пересчитал в здешнем городе всех женатых мужчин и замужних женщин и хочет ежегодно издавать список оных. По его исчислению (в справедливости которого позволяется, однако же, усомниться) находится здесь:

  • Жен, которые убежали от своих мужей 1132
  • Мужей, которые оставили своих жен 2348
  • Разведенных законно мужей и жен 4175
  • Супругов, кои живут в явной между собой вражде 17345
  • Супругов, кои глазами чужих людей живут хорошо друг с другом, а в самом деле один другого терпеть не могут 13279
  • Супруги, кои равнодушны друг к другу 55246
  • Таких, коих посторонние почитают счастливыми 3175
  • Таких, кои в сравнении с другими благополучны 137
  • Действительно счастливых  пар 13
  • Всего 96840.

Вышеприведенные примеры убедительно свидетельствуют в пользу мысли о том, что нынешняя нестабильность брака может в определенной степени свидетельствовать о моральном благополучии нашего общества и уж во всяком случае — о естественном стремлении мужчин и женщин к простому человеческому счастью. Однако следует обязательно и категорически подчеркнуть, что сам по себе развод является в целом неудачным способом реализации этого стремления.

нестабильность современной семьи

Для того чтобы эта мысль была до конца усвоена старшеклассниками, их следует вначале подробно познакомить со статистикой разводимости.

Первое, с чем здесь необходимо разобраться, так это с мифом о поистине ужасающей нестабильности современной семьи. После того как в печати было опубликовано значение излюбленного демографами и социологами показателя «разводимости» (около 30 процентов в среднем ежегодно), многие прочно усвоили, что у нас в стране ежегодно распадается каждый третий брак. И, право же, странно, почему никто, кроме специалистов, не обратил при этом внимания на один существенный момент: если это действительно было так, то в течение трех лет развелись бы все поголовно! Причина недоразумения проста: авторы зловещих предсказаний неверно интерпретировали весьма условный показатель разводимости, который применяется для сравнения и рассчитывается как отношение (процент) числа разводов в течение года к числу заключенных в этом году браков и оттого никак не может служить точной мерой «абсолютной разводимости» — ведь разводятся в течение года вовсе не все те, кто в этом году вступил в брак! Но, к сожалению, о леденящих душу 30 процентах знают практически все, а вот о том, что 1976 году распалось лишь полтора процента заключенных браков, знают только специалисты.

Эта информация обязательно должна быть доведена до сознания старшеклассников. Однако сведения о неожиданно низком по сравнению с общепринятым мнением уровне разводимости, современной советской семьи не должны вызывать у них успокоенности. Ведь те же полтора процента ежегодной разводимости с течением двадцати лет (двадцати, а не одного года) все же оборачиваются распадом каждой третьей семьи, и хотя, по мнению некоторых специалистов, брак в настоящее время стабилизируется (прирост количества разводов к 1977 году по сравнению с 1976 составил 4,42 процента; к 1978 по сравнению с 1977— 1,47 процента, а к 1980 по сравнению с 1979 количество разводов уменьшилось на 2,16 процента), современная брачно-семейная ситуация требует от лиц, вступающих в семейный союз, очень ответственного отношения к своему и чужому будущему.

Что еще важно знать старшеклассникам о статистике разводов? То, что он помолодел в общем-то вместе с браком. За 1970-1980 годы среди мужчин удельный вес разводящихся в 20—24 года увеличился с 10,0 до 12 процентов, а в возрасте 25—29 лет —с 18,4 до 26 процентов. 38,2 процента всех разводящихся мужчин (более чем каждый третий) сделали это в возрасте до 29 лет включительно, при этом удельный вес прошедших через развод в возрасте 30—34 года уменьшился с 29,1 до 16,1 процента. Аналогично у женщин удельный вес разводящихся в возрасте 20—24 года вырос с 18,8 до 20,8 процентов, в возрасте 25—29 лет — с 18,4 до 24,8 процентов. В связи с этим удельный вес совсем молодых расторгнутых браков (до 4 лет включительно) увеличился с 32,9 до 36,5 процента, хотя удельный вес молодых браков (5—9 лет) остался практически неизменным. В целом же на первое десятилетие брачной жизни приходится приблизительно 2/3 от всех разводов.

Показательна география разводимости. Наибольшее количество разводов падает на Прибалтику, Белоруссию и Украину; наименьшее — на Среднюю Азию и Закавказье (в 2—3 раза меньше, чем в среднем в РФ). Примерно настолько же (в 2—3 раза) ниже уровень разводимости среди сельских жителей (в противовес горожанам), что вполне понятно хотя бы с учетом того, что число разводов растет пропорционально величине городов и является наивысшим в городах-миллионерах и столицах союзных республик. Таких городов у нас в стране на 1980 год было 29, и на их долю падало 20 процентов от общей численности разводов в стране. Так, если в среднем в РФ в том же 1980 году на 1000 человек населения приходилось 3,5 развода, то в Алма-Ате этот показатель составлял 6,7; в Новосибирске и Риге— 6,3; в Одессе — 6,0. В Питере было отмечено 5,9 разводов на 1000 человек, в Москве и Киеве по 5,3, в Донецке — 5,4, в Кишиневе — 5,2, а в Челябинске и Харькове— по 5,1.

Однако анализ и обсуждение статистических закономерностей разводимости не должен подменить главного — осознания крайне пагубных и далеко идущих последствий высокого уровня разводимости для семьи и общества. К сожалению, в настоящее время и среди мужчин, и среди женщин стало бытовать представление о беспоследственности развода. В чем-то это представление является как бы реакцией на его мнимую неизбежность. За последние годы оно окрепло и выросло вплоть до того, что в определенных кругах населения появилось нечто вроде моды на развод. И хотя она вовсе нетипична для современной семьи, нынешние супруги все-таки довольно легко относятся к разводу, считая его незатруднительной и не имеющей последствий процедурой (хотя, естественно, не слишком приятной), после которой не так уж и сложно заключить новый брак.

Но это глубокое заблуждение. По обобщенным статистическим данным вероятность удачного повторного брака в среднем составляет около 50 процентов. То есть практически половина из тех супругов, кто чересчур критически отнеслись к своему браку, рискует навсегда остаться несчастливым в личной жизни. А ведь за разводом стоит и изменение вкусов и привычек, связанных с разрушенным браком, и ломка отношений с друзьями и знакомыми, знавшими обоих супругов, и переживание чувства вины, уязвленной гордости, боли и обиды, и многое-многое другое.

Развод — одно из самых сильных потрясений в жизни любого человека, оказывающее влияние на всю его жизнь. Пережившие развод чаще, чем семейные и даже холостые, попадают в катастрофы и аварии, подвержены несчастным случаям, алкоголизму, психическим и физическим заболеваниям. Общая смертность, а также число самоубийств и убийств среди разведенных тоже значительно выше.

Весьма немаловажно и то, что нестабильность нынешних семей сильно препятствует выполнению их важнейших функций — репродуктивной и воспитательной. Ибо развод вообще чаще всего бесплоден, а потенциальная угроза его сдерживает появление в семье вторых и третьих детей (естественная логика женщин: «Одного еще вытяну одна, а вот двоих — нет»). Что же касается воспитания, то здесь достаточно упомянуть один весьма красноречивый факт: большинство несовершеннолетних нарушителей — выходцы из неблагополучных семей и семей, переживших драму развода.

Информация о разводах должна в полном смысле слова стать для старшеклассников уроком правды. Юноши и девушки должны знать, что большая часть разведенных мужей и женщин длительное время не имеют возможности или желания вступить в повторный брак (а значительная часть имеющих детей женщин вообще в него не вступает). Что возможности деторождения разведенных женщин остаются нереализованными, и это весьма негативно влияет на процессы воспроизводства населения. Что вследствие разводов увеличивается численность неполных семей, в которых ребенок воспитывается одним из родителей. Что рост безотцовщины при живом отце увеличивает вероятность отклоняющегося поведения среди подростков, влияет на их успеваемость. Что развод создает травмирующие ситуаций, способные вызывать нервно-психические расстройства как у родителей, так и у детей. Что, наконец, одиночество становится сложнейшей социально-психологической проблемой для миллионов людей.

Юноши и девушки должны также понимать, что прекращение брака есть не одномоментный акт, а длительная и мучительная процедура разрыва внутрисемейных связей. Что развод обычно начинается задолго до непосредственной подачи заявления о нем: скорее всего, с того момента, когда кто-то из супругов (или оба они) пришли к выводу о том, что прекращение брака является единственным выходом из создавшегося положения. Обычно ему предшествует достаточно долгий период, в ходе которого муж и жена по-своему пытаются безуспешно ликвидировать противоречия и восстановить отношения. Поэтому сам по себе развод состоит из нескольких этапов: возникновения мысли о разводе, принятия решения, подачи заявления и юридического оформления развода.

Юридическому прекращению брака предшествует эмоциональный развод, выражающийся в утрате любви и доверия супругов друг к другу и возникновении чувства отчужденности. После него иногда следует «физический» развод— временный разъезд супругов, когда они уже думают о разводе, но не считают его единственным выходом из ситуации. Затем возможен «пробный» развод, когда супруги живут порознь, чтобы убедиться, есть ли у них желание восстановить отношения. Правда, пробный развод крайне редко способствует восстановлению супружества, обычно он выступает формой смягчения перехода к разведенному состоянию. Именно на стадии пробного развода супруги подают на алименты и начинают решать вопросы раздела имущества. Затем наступает собственно юридический процесс.

Обсуждение проблемы развода неизбежно вызовет у старшеклассников вопрос о его причинах. Отвечая на него, учителю следует объяснить юношам и девушкам, что проблема нестабильности семьи является столь сложной и противоречивой, что ее «решение» в рамках обыденных представлений обычно мало что дает для поиска действительных причин. Для примера можно использовать результаты осуществленных в нашей стране социологических исследований, посвященных причинам разводов.

Естественно, что на первый взгляд найти ответ на вопрос «Отчего распадаются семьи?» достаточно просто: нужно всего-навсего спросить об этом самих разведенных. Именно это делалось, делается и будет делаться социологами. Однако результаты подобных опросов оказываются неоднозначными. Не ссылаясь на конкретных авторов, познакомимся с главными причинами разводов по данным нескольких независимых друг от друга социологических исследований. По результатам одного исследования первое место среди причин развода занимает нарушение супружеской верности, далее по значимости располагаются утрата чувств, несоответствие характеров, неспособность одного из супругов иметь детей или половая неудовлетворенность в браке. Согласно второму исследованию среди причин разводов лидирует загруженность женщины домашними делами, после чего следует отсутствие взаимопомощи, низкий уровень сотрудничества и измена. Сопоставимы ли эти исследования? В том-то и дело, что не слишком, ибо единственным совпадающим моментом в списках «главных причин» оказалась супружеская измена (да и то с различным рангом).

Может быть, здесь что-то упущено? Возможно. Ведь, если смотреть на главные причины разводов с точки зрения мужчин и женщин, их список несколько расширится. Для женщин начнет главенствовать пьянство мужа, его грубость и жестокость, после чего последует опять-таки нарушение супружеской верности. Мужчины же рьяно будут ссылаться на несоответствие характеров, утрату чувств к жене и все ту же измену.

Не правда ли, картина, несколько усложнилась? Скажем больше: чем более начинаешь углубляться в данные различных социологических исследований по причинам развода, тем менее картина эта становится цельной, и из сложной мозаики «главных причин» взгляд почему-то начинает выхватывать одни и те же неприглядные моменты — некую поголовную тягу населения нашей страны к адюльтеру и  его прогрессирующее стремление к пьянству и алкоголизму. В чем тут дело?

Здесь полезно вспомнить, например, о различии между знаемыми и реально существующими мотивами, т. е. о мотивировках и действительно мотивах. Или о мотивах-смыслах, в дальнейшем объясняющих нам самим наши действия и поступки. Во всех случаях подлинные причины разводов оказываются столь глубоко «запрятанными» в нашей психике, что вряд ли можно надеяться на то, что они окажутся вскрытыми в обычных опросах или в самонаблюдении непривычного к нему человека.

В связи с этим учителю целесообразно будет более подробно разобрать с учащимися несколько точек зрения ученых на проблему стабильности семьи, дав этим воззрениям необходимые комментарии и присовокупив к ним наиболее важные выводы.

Начать можно с того, что, рассматривая семью как микрогруппу, уже упоминавшиеся эстонские социологи Э. Тийт и В. Уколова предположили, что ее устойчивость определяется наличием конкретных целей существования и функционирования. Эти цели они подразделяют на три совокупности:

  • цели, связанные с воспитанием детей (где для семьи особенно важно именно совместное их воспитание отцом и матерью);
  • цели, основывающиеся на дальнейшем развитии супругов как личностей (включая увлечения на досуге и интенсивное и содержательное внутрисемейное общение);
  • и наконец, цели, определяемые необходимостью создания своего домашнего очага с приданием ему своеобразия и уюта.

В соответствии с этим исследованием учитель может обратить внимание старшеклассников на необходимость четкого планирования перспективных целей брака и их согласования.

Опрос, показал, что для мужчин в число наиболее важных факторов стабильности брачных отношений последовательно вошли любовь к детям и обязанности по их воспитанию, дружеская расположенность и взаимная любовь супругов, общность супружеских взглядов и интересов, а также супружеский долг. Женщины также отдали предпочтение детям, дружбе и духовной общности. Однако четвертое место в списке факторов у них наряду с долгом разделили сексуальная гармония и понимание и поощрение индивидуальных стремлений каждого из супругов.

Следующее исследование этого автора, несколько усложнило картину. И у мужчин, и у женщин дети сохранили первенство как фактор стабильности.

Однако далее у представителей сильного пола с совершенно равным баллом оказались сексуальная гармония, дружеская расположенность и взаимная общность, а у женщин — духовная общность, дружеская расположенность и лишь после этого сексуальная гармония. В естественно следующих из этого исследования выводах можно еще раз подчеркнуть необходимость и важность духовных компонентов семейной жизни, обратив внимание на исходный пункт становления семьи как социально-психологической общности: коллективистскую взаимопомощь супругов.

Завершив обсуждение этих воззрений, можно остановиться на предложенной советскими учеными теоретической модели стабильности семьи. Согласно ей все факторы устойчивости (и соответственно нестабильности) семьи разделяют по следующим полюсам: внешние-внутренние, объективные-субъективные.

К внешним объективным факторам обычно относят стабильность социальной системы, в которую включена семья (прерогатива государства), и материальные условия ее жизни.

К внешним субъективным факторам устойчивости семьи относят факторы социального контроля: правовые и культурные нормы, национальные и культурные традиции, ожидания и требования значимого окружения.

Здесь следует подчеркнуть, что для современной семьи преобладающее значение имеют внутренние субъективные источники стабильности: межличностные чувства членов семьи (любовь, ответственность, долг и уважение) и супружеская совместимость — очень сложная, многокомпонентная и многоуровневая характеристика. Разбору этих двух важнейших условий стабильности семьи мы посвятим отдельные главы.



В заключение остановимся на методическом инструментарии, с помощью которого можно выявить и обсудить представления юношей и девушек о семейном благополучии.

Наиболее простым из них может явиться ранжирование старшеклассниками приведенных выше 11 условий семейного благополучия: отдельная квартира; материальное благополучие; взаимопонимание; дети; уверенность в прочности союза; интересный досуг в семье; интересная работа; желаемое образование; хорошее положение на работе; круг друзей; свобода действий; самостоятельность с точки зрения того, что лично они более всего ценят в своем будущем браке.

Однако это ранжирование необходимо только лишь как основа для последующей групповой дискуссии, целью которой должно явиться создание эталонной, а значит, и общественно-приемлемой структуры многих семейных ценностей.

Обсуждение

Чрезвычайно важным является обсуждение расхождений между индивидуальными и эталонными структурами. Обсуждение, в котором учитель должен предоставить учащимся полное право отстаивать свою точку зрения не перед ним, но перед своими сверстниками. Обсуждение, которое при необходимости можно продолжить в виде своеобразного суда (с обвинением и защитой) над безличными (обязательно безличными!), но предельно меркантильными воззрениями — их, кстати, можно взять из жизни и из художественной литературы. В этих обсуждениях добровольные адвокаты и прокуроры будут страстно отстаивать противоположные точки зрения с тем, чтобы суд присяжных, состоящий из оставшейся части класса или специально выбранных старшеклассников, вынес вердикт по поводу заземленного материально-бытового взгляда на семейное благополучие.

Весьма полезным здесь может оказаться и детальный анализ, а то и воспроизводство хозяйственно-экономических отношений в семье, роль которых старшеклассники одновременно и переоценивают, и недооценивают. Поводом к этому анализу может быть сравнение усредненных ответов юношей и девушек на вопросы о том, кто, по их мнению, преимущественно должен выполнять в семье ту или иную домашнюю обязанность.

Этот несложный опрос позволит выявить два довольно распространенных в нынешних семьях явления: существенные различия в восприятии «правильного» распределения обязанностей между представителями «сильной» и «прекрасной» половины человечества и явную перегруженность последних внутрисемейным трудом. Последующее за этим обсуждение можно перевести в активный поведенческий тренинг, используя, например, ролевые игры типа «Семья после работы», в ходе которых юноши и девушки должны постоянно меняться ролями, или «мини-КВНа», посвященного «делам домашним».