Вы здесь

Супружеская, семейная совместимость

Психология супружеской совместимости. — Ценностно-ориентационное единство и способы его методического определения. — Функционально-ролевой подход к семейной совместимости. — Структурный подход к совместимости семьи. — Темперамент и характер как факторы семейной совместимости.

Совместимость является одним из наиболее сложных феноменов социально-психологической науки в целом и психологии семьи в частности.

Совместимость



Исторически сложилось так, что большое количество психологических работ, посвященных этому феномену, было выполнено на материале изучения разнообразных малых групп. Правда, количество исследований в течение длительного времени никак не могло перейти в новое качество, однако относительно недавние изыскания известного советского психолога А. В. Петровского и его последователей позволили внести ясность в этот вопрос. В результате под групповой совместимостью к настоящему времени стали понимать социально-психологическую характеристику группы, состоящую в способности ее членов согласовывать (делать непротиворечивыми) свои действия и поддерживать соответствующие взаимоотношения, что является одним из важнейших условий создания благоприятного психологического климата.

Совместимость образует иерархию уровней, на нижнем из которых находится психофизиологическая совместимость темпераментов, согласованность сенсомоторных актов. Следующий уровень образует согласованность функционально-ролевых ожиданий, представлений участников о том, что, как, с кем и в какой последовательности должны делать члены группы при решении общей задачи. Высший уровень групповой совместимости включает ценностно-ориентационное единство. Оно есть показатель групповой сплоченности, отражающий уровень или степень совпадения мнений, оценок, установок и позиций членов группы по отношению к каким-либо объектам: целям деятельности, лицам, идеям, событиям, оценкам и т. п., наиболее значимым для группы в целом, а также согласованное принятие и возложение ответственности за успехи и неудачи деятельности группы.

Начиная разговор о совместимости, учителю следует объяснить старшеклассникам, что указанные уровни относятся и к семье как к одной из малых групп. Дело в том, что семейный союз не только может, но и должен рассматриваться в качестве малой группы, — ведь в семье всегда имеются весьма близкие родственные связи, а, кроме того, сама по себе семья рождается лишь после того, как на свет появляется третья жизнь. Это значит, что все основные закономерности, выявленные для малой группы, полностью приложимы и для семьи. В семейных союзах так же, как и в малых группах, есть иерархически организованная совместимость, степень которой определяет стабильность семьи, преобладающий в ней климат и ее социальную эффективность в плане выполнения двух важнейших функций — репродуктивной и воспитательной.

Однако педагогическая практика показывает, что сложная психологическая реальность семейной совместимости оказывается не всегда понятной для не сталкивающихся с этим феноменом юношей и девушек. Поэтому при изучении этой темы нужно активно использовать относительно несложные социально-психологические практикумы, позволяющие старшеклассникам уяснить суть совместимости. В частности, подобная методическая реализация оказывается вполне возможной для высшего и наиболее сложного уровня совместимости — ценностно-ориентационного единства.

В реальной семейной жизни этот уровень проявляется достаточно редко. Это происходит, как правило, в критических для одного или обоих супругов (а иногда и общества в целом) ситуациях морального выбора, когда нижележащие уровни совместимости оказываются не в состоянии восполнить недостаточную ценностно-ориентационную согласованность (блестящий пример этого дан в повести Б. Лавренева «Сорок первый»). Однако выявление степени подобной совместимости (приблизительное, но вполне достаточное для демонстрации и иллюстрации) вполне возможно с использованием уже известных читателю методических приемов.

В их основе лежит прием индивидуального ранжирования каждым из учащихся 18 ценностей из двух списков. Первый список составляют терминальные ценности, или, иначе, ценности-цели. Второй — инструментальные ценности, т. е. ценности-средства.

Приведем список терминальных ценностей.

  • 1.    Активная, деятельная жизнь.
  • 2.    Жизненная мудрость (зрелость суждений и здравый смысл, достигаемый жизненным опытом).
  • 3.    Здоровье (физическое и психическое).
  • 4.    Интересная работа.
  • 5.    Красота природы и искусства (переживание прекрасного в природе и искусстве).
  • 6.    Любовь (духовная и физическая близость с любимым-человеком).
  • 7.    Материально обеспеченная жизнь (отсутствие материальных затруднений).
  • 8.    Наличие хороших и верных друзей.
  • 9.    Общая хорошая обстановка в стране, сохранение мира между народами как условие благополучия каждого.
  • 10.    Общественное признание (уважение окружающих, коллектива, товарищей по работе).
  • 11.    Познание (возможность расширения своего образования, кругозора).
  • 12.    Равенство (равные возможности для всех).
  • 13.    Самостоятельность как независимость в суждениях и оценках.
  • 14.    Свобода как независимость в поступках и действиях.
  • 15.    Счастливая семейная жизнь.
  • 16.    Творчество (возможность творческой деятельности).
  • 17.    Уверенность в себе (свобода от внутренних противоречий, сомнений).
  • 18.    Удовольствия (жизнь, полная удовольствий, развлечений, приятного проведения времени).

Список инструментальных ценностей включает следующие.

  • 1.    Аккуратность (чистоплотность, умение содержать в порядке свои вещи, порядок в делах).
  • 2:    Воспитанность (хорошие манеры, вежливость).
  • 3.    Высокие запросы (высокие притязания, стремление к высоким достижениям).
  • 4.    Жизнерадостность (чувство юмора)
  • 5.    Исполнительность (дисциплинированность).
  • 6.    Независимость (способность действовать самостоятельно, решительно).
  • 7.    Непримиримость к недостаткам в себе и в других.
  • 8.    Образованность (широта знаний, высокая общая культура).
  • 9.    Ответственность (чувство долга, умение держать слово).
  • 10.    Рационализм (умение здраво и логично мыслить, принимать обдуманные, рациональные решения).
  • 11.    Самоконтроль (сдержанность, самодисциплина).
  • 12.    Смелость в отстаивании своего мнения, своих взглядов.
  • 13.    Твердая воля (умение настоять на своем, не отступать перед трудностями).
  • 14.    Терпимость к взглядам и мнениям других, умение прощать другим их ошибки и заблуждения.
  • 15.    Широта взглядов (умение понять чужую точку зрения, уважать иные вкусы, обычаи, привычки).
  • 16.    Честность (правдивость, искренность).
  • 17.    Эффективность в работе (трудолюбие, продуктивность).
  • 18.    Чуткость (заботливость).

Учитель может выписать эти ценности на доске, пронумеровав их от 1 до 18, и предложить каждому из учащихся на листке бумаги поставить возле каждой из них номер, соответствующий важности этой ценности для него лично.

Дальнейшая работа с полученными индивидуальными иерархиями ценностей может быть самой различной. Можно, например, как это делал автор в одной из телевизионных передач цикла «Этика и психология семейной жизни», предложить одной из групп старшеклассников выбрать себе наиболее совместимого, с их точки зрения, партнера (неважно, какого пола), а другой — проранжировать эти пары по предполагаемой совместимости (скорее всего, эти предположения не оправдаются, что уже само по себе заставит юношей и девушек задуматься о законах совместимости). Однако в любом случае степень ценностно-ориентационной согласованности конкретной пары должна быть определена посредством расчета коэффициента ранговой корреляции Спирмена.

психология семейной жизни

Интерпретация полученных результатов достаточно проста. Коэффициент ранговой корреляции Спирмена может варьироваться в интервале от -1 до +1 Критическое его значение для доверительной вероятности Р = 0,95, при м=18, равно 0,399. Это значит, что во всех случаях, когда значение полученного коэффициента оказалось больше +0,399, мы с 95-процентной уверенностью можем утверждать, что эта пара является вполне совместимой с точки зрения ценностных ориентации ее членов. При значении же меньше -0,399 можно утверждать, что она полностью несовместима. Промежуточные значения от -0,399 до +0,399 говорят о недостаточно выраженной совместимости или несовместимости пары.

В принципе подобному же определению могут быть подвергнуты и два остальных уровня совместимости семьи как малой группы — согласованность функционально-ролевых ожиданий и психофизиологическая совместимость. Однако они заслуживают отдельного разговора, поскольку представляют собой (первый — полностью, а второй — отчасти) два ведущих в современной психологии семьи подхода к семейной совместимости — функционально-ролевой, ориентированный на согласованность представлений членов семейного союза о своих ролях и функциях в семье, и структурный, исследующий степень совпадения их психического склада.

Согласованности ролевых ожиданий следует уделить особое внимание, ибо по данным последних исследований именно их несоответствие чаще всего оказывается причиной неуспеха супружества. Здесь учителю следует обратить внимание старшеклассников на то, что мы черпаем свои представления о ролевых обязанностях на основании того, что предстает перед нами в нашей семье и в других известных нам семьях, в повседневном обиходе и общении, игре «дочки-матери» и других, так называемых ролевых играх и т. п. Мы сначала прочувствуем эти роли, потом проигрываем их, затем осознаем и, наконец, реализуем наши представления о жене и муже, родителях и детях в собственной семье.

Все эти представления глубоко индивидуальны, и нет ничего странного в том, что у разных людей они могут не совпадать. Муж и жена могут ожидать от супружества очень разного и по-разному представлять себе свою семейную жизнь. При этом, чем более не совпадают эти представления, тем менее прочной является семья, тем больше в ней возникает опасных для нее самой ситуаций.

Если воспользоваться уже известным читателю понятием «роль» (под которым в наиболее общем смысле понимается то поведение, которое ожидается от меня другими в ходе выполнения мной определенных функций на таком-то месте и при таких-то обстоятельствах), то в подобных случаях можно и нужно говорить о несовпадении ролевых ожиданий, ролевом конфликте или, более широко, о конфликте представлений.

Если члены семьи по-разному понимают свои роли и предъявляют друг другу несогласованные, отвергаемые другими ожидания и соответствующие им требования, семья является заведомо малосовместимой и конфликтной. Ведь поведение каждого, отвечающее его индивидуальным представлениям о своей семейной роли, будет рассматриваться им как единственно правильное и желательное, а поведение другого партнера, не отвечающее этим представлениям,— как неверное, неумное и даже злонамеренное.

Согласованности ролевых ожиданий

Более того, с нашими ожиданиями и представлениями весьма тесно смыкаются наши потребности, которые мы хотели бы удовлетворить в браке. Но если представления резко не совпадают, то точно так же во взаимном рассогласовании находятся и наши потребности: мы стремимся удовлетворять вовсе не те потребности, которые являются актуальными для другого, и соответственно ждем от него удовлетворения тех наших потребностей, которые он как раз удовлетворять не собирается. Причем частенько это самое рассогласование переходит сначала в скрытый, а потом уже и открытый поведенческий конфликт, когда один супруг с его ожиданиями и потребностями становится препятствием для удовлетворения желаний, намерений и интересов другого.

Для того чтобы сущность функционально-ролевого подхода оказалась достаточно понятой юношами и девушками, следует пояснить, что в житейском плане семейные роли можно определить как повторяющиеся и устойчивые права, обязанности и функции членов семьи в семейной кооперации и разделении труда. Данная трактовка семейной роли включает и наши представления и связанные, с ними ожидания относительно прав, обязанностей и функций себя и других, которые также должны быть непротиворечивыми и согласованными. Можно также объяснить, что система наших брачно-семейных представлений является столь сложной, что удивляться их несовпадению не приходится, причем происходит это несовпадение из-за трех основных причин.

Первая из них связана с тем, что наши представления о браке и семье чем дальше, тем более и более утончаются, насыщаются подробностями, поскольку семья ныне все меньше соответствует сложившейся в веках схеме ролевого функционирования. С каждым годом семейные союзы, в которых мы растем и воспитываемся, начинают все больше отличаться друг от друга, ибо рост материального и духовного благосостояния позволяет нам искать новые, все более разнообразные модели семейных отношений. Более того, можно подчеркнуть, что ранее безотказно "действующая система передачи семейного опыта от родителей к их детям (которые в своей собственной семье либо полностью воспроизводили «по образу и подобию» родительскую схему семейного функционирования, либо — что значительно реже — действовали «от противного») стала все чаще давать сбои. Например, по данным опроса, проведенного в Эстонии в середине 70-х годов, только 12 процентов молодоженов намерены полностью следовать в своих взаимоотношениях примеру родителей, около 60 процентов собираются делать это лишь частично, а остальные желают жить совсем иначе, чем семьи родителей.

Причина вторая состоит в том, что наши представления ныне, к сожалению, стали весьма далеки от идеала. Исследования, проведенные в Вильнюсе, показали, что эти представления часто ограничены какой-либо одной стороной семейной жизни, преимущественно хозяйственно-бытовой или сексуальной. Оказалось, что в большинстве случаев более подробно обсуждались обязанности не того пола, к которому принадлежал опрашиваемый, а противоположного, а наибольшие расхождения между молодыми мужчинами и женщинами выявились в представлениях о том, каким образом можно поддерживать хорошие взаимоотношения в семье. Представители сильного пола основную задачу видели в ее материальном обеспечении, почти начисто забывая о моральной и эмоциональной поддержке, которую обязан оказывать муж жене. В отличии от них представительницы слабого пола подчеркивали значение этой поддержки и детально ее обсуждали.

Третья причина заключается в том, что конфликт представлений молодых супругов может обостряться и усугубляться из-за очень слабого знания представлений друг друга. Во-первых, потому, что в период предбрачного ухаживания они с завидным постоянством предпочитают обсуждать любые темы, кроме тех, которые непосредственно относятся к семейным отношениям. Во-вторых, от того, что выяснить представления друг друга им очень сильно мешает весьма короткая, съежившаяся до считанных месяцев продолжительность этого самого предбрачного ухаживания. Социологи, установившие, что оптимальная продолжительность этого периода равна примерно полутора годам, не случайно бьют тревогу, требуя либо увеличить срок между подачей заявления и регистрацией брака, либо хотя бы восстановить и узаконить в обыденном сознании институт помолвки, дабы молодые смогли прочувствовать себя будущими мужем и женой.

Завершая разговор о роли функционально-ролевых конфликтов в семейной совместимости, учитель может указать старшеклассникам на три сферы семейных отношений, в которых они могут более всего проявляться.

Первая из этих сфер — досуг, свободное время супругов. Причина остроты взаимоотношений в этой сфере семейной жизни достаточно ясна: чем дальше, тем больше мы ждем от своего свободного времени, но тем меньше совпадают наши взаимные представления по поводу того, как следует его проводить.

Сфера вторая — хозяйственно-экономические взаимоотношения в семье, тот самый быт, о который не только по словам поэта, но и по данным исследований сплошь и рядом разбиваются любовные лодки. В принципе в организации быта семьи все мы стремимся только к одному — к разумности, целесообразности и даже к определенному равенству домашних дел мужа и жены. Но, к сожалению, все наши прекраснодушные намерения почти неизбежно входят в противоречие с отжившими, но до сих пор бытующими в обыденном сознании стереотипами, по которым муж — это прежде всего профессия, дело, а жена — «хранительница домашнего очага». И наши представления о наших же правах и обязанностях в домашнем труде оказываются порой столь несовместимыми (а подготовленность к выполнению домашних функций столь низкой), что поэтическая метафора сплошь и рядом превращается в констатацию печального факта, а веселая фраза «быт или не быт?» оборачивается грозным «быть или не быть?» супружеству.

Третья сфера — интимные отношения. Тот самый секс, о котором нынешние мужья и жены стремятся знать как можно больше. «Открытие» нашей общественностью сексологии привело к резкому обострению интереса супругов к этой специфической области семейных отношений и заодно породило миф о сексуальной гармонии как важнейшем условии счастливого брака. Не будем долго останавливаться на неправомерности этого мифа, но заметим, что, по данным видного советского сексопатолога А. Свядоща, неожиданно большой процент женщин, никогда не получавших полового удовлетворения в супружестве, тем не менее признали свой брак счастливым.

Один  из основных элементов этого мифа — представление о том, что сексуальная гармония зиждется на совместимости физиологии и знании техники интимных отношений. Это-то как раз и неверно.

чистота эмоциональных отношений

Во-первых, в этих самых отношениях столько психологического и нравственного, что едва ли не важнейшими условиями взаимоудовлетворенности сексуальными взаимоотношениями являются чистота общих эмоциональных отношений между супругами и атмосфера психологической интимности в этих самых отношениях (а это в значительной степени определяется совпадением представлений).



Во-вторых, — и здесь мы подходим к главному, — для описания содержательной стороны интимного поведения современная наука использует понятие сексуального сценария, т. е. имеющейся у каждого из нас системы представлений о преобладающей психосексуальной направленности, предпочитаемом типе сексуального объекта, способах удовлетворения полового влечения, условиях места и времени, а также способах символизации и легимитизации (узаконивания) своего (и партнера) сексуального поведения.

Серьезное расхождение этих сексуальных сценариев почти со 100-процентной гарантией порождает дисгармонию в интимных отношениях; но надо ли говорить, что в основе этого лежит все тот же, хотя и весьма специфический, конфликт представлений?

Приступая к изложению второго из подходов к совместимости — структурного, — учитель может обратить внимание юношей и девушек на то, что несовпадение индивидуально-психологических характеристик супругов вполне реально и чревато неприятными последствиями для брака. С точки зрения теории вероятности человек, обладающий четырьмя важными для совместимости, но независимыми одна от другой характеристиками, для того чтобы найти себе совместимую пару, должен «перебрать» шестнадцать возможных претендентов, а если таких характеристик оказывается десять — вообще сто!

Именно поэтому психологи в течение уже многих лет занимаются проблемой структурной совместимости, скрупулезно исследуя психологические характеристики сложившихся пар. Основанием для подобных исследований послужила гипотеза зарубежного психолога Р. Винча о так называемой комплиментарности (взаимодополнении), по которой потребности партнеров в совместимой малой группе должны дополнять друг друга по качеству их личностных свойств. Важнейшие результаты этих исследований должны быть достаточно подробно разъяснены старшеклассникам относительно всех традиционно выделяемых составляющих психологического склада: темперамента, характера и личности.

Начать это объяснение можно с такой базовой характеристики человека, как темперамент. Любой современный учитель (и большинство юношей и девушек тоже) знает, что еще Гиппократ выделил четыре основных типа темперамента, которые в относительно неизменном виде просуществовали вплоть до нашего времени, и что в любом человеке можно обнаружить преобладание черт либо безудержного холерика, либо печального меланхолика, либо спокойного флегматика, либо жизнерадостного сангвиника.

Исследуя соотношение темпераментов партнеров в различных парах, психологи Т. Галкина и Д. Ольшанский обнаружили, что в абсолютном большинстве несемейных пар с отношениями, определяемыми как «любовь», партнеры обладали противоположными чертами темпераментов; в дружеских парах преобладали пары с одинаковыми темпераментами; благополучные семейные пары с устойчивыми отношениями также отличались противоположными темпераментами. Однако — и на это следует обратить внимание старшеклассников во избежание появления у них представления о фатальной предопределенности возможной совместимости — 3—5 лет семейной жизни часто оказывалось достаточно для смягчения характеристик темперамента одного из супругов (обычно мужа), и противопоставленность темпераментов сглаживалась в сторону смежности каких-то черт. Выяснилось также, что наиболее «универсальными» партнерами являются флегматики, так как их устраивает любой темперамент, кроме собственного (пары флегматиков оказались весьма неблагополучными по данным многих авторов).

Для того чтобы эти результаты не показались юношам и девушкам далекими абстракциями, можно применить следующий несложный методический прием: предложить старшеклассникам примерно определить свой собственный темперамент. Для этого они должны начертить на листке бумаги горизонтальную ось, написать у левого ее конца «замкнутость», а у правого — «общительность», поставить в центре нулевую точку и отметить на этой оси место, которое они, по их мнению, на ней занимают (с учетом того, что у левого конца оси находятся действительно замкнутые люди, у правого же — люди очень общительные, а центр соответствует статистической норме).

После этого юноши и девушки должны провести через центр горизонтальной оси вертикальную, написать у нижнего ее конца «эмоциональная стабильность», а у верхнего — «невротизм» и поставить на этой оси точку, соответствующую их представлениям о себе, с учетом того, что внизу находятся эмоционально устойчивые люди, а вверху — люди повышенной нервности, эмоционально неустойчивые.

Теперь осталось провести перпендикуляры от точек на осях до их пересечения и определить, к какому же именно темпераменту относится каждый из старшеклассников. Так, точка пересечения перпендикуляров, оказавшаяся в правом верхнем секторе образовавшихся осей, свидетельствует в пользу холерического темперамента; ее попадание в левый верхний сектор — меланхолического; если она оказалась в левом нижнем секторе, это говорит о флегматическом темпераменте; а если очутилась в правом нижнем— о сангвиническом.

Разумеется, подобное «самооценочное», весьма грубое и схематичное определение темперамента является приближенным, о чем учитель, конечно же, должен сообщить юношам и. девушкам. Однако этот прием позволяет достаточно просто и наглядно обосновать справедливость гипотезы комплимеитарности Р. Винча относительно темперамента и объяснить старшеклассникам одно очень важное положение структурного подхода к супружеской совместимости. На приведенной схеме максимально совместимыми парами являются две, причем каждая из них расположена в противоположных секторах: возбудимый холерик и спокойный флегматик, а также печальный меланхолик и жизнерадостный сангвиник.

Эмоциональная стабильность

Воспользовавшись этой схемой и хорошо известными из курса психологии характеристиками каждого из темпераментов, учитель может объяснить, что совместимыми эти пары являются именно в силу того, что особенности темперамента одного дополняются особенностями темперамента другого («взрывчатость» холерика — спокойствием флегматика, печаль меланхолика — жизнерадостностью сангвиника и т. д.). Нужно обратить внимание старшеклассников на то, что стабильная пара нуждается не в подобии, а в контрастности ряда качеств темперамента, чтобы качества одного ее члена дополняли качества другого.

Тот же механизм можно достаточно отчетливо показать на примере другой подструктуры психологического склада человека — характера (хотя здесь все обстоит несколько сложнее). Дело в том, что работы американских психологов Р. Акоффа и Ф. Эмери позволили создать довольно интересную, а главное, прогностическую модель совместимости. Модель эта была воспроизведена в статье советского журналиста В. Денисова. Перескажем ее.

характеристики темпераментов

В мысленном пространстве характеров, согласно модели американских ученых, могут быть размещены четыре основных типа людей: чувствительные к влиянию внешних обстоятельств (О), чувствительные к состоянию своей личности (Л), активные, стремящиеся воздействовать на обстоятельства (А) и пассивные (77), которые охотнее заберутся в свою «норку», чем пойдут на внешний конфликт.

Чувствительные к личным переживаниям

В центре располагается характер, в котором все эти четыре черты находятся в равновесии, а по осям и в пространстве между ними —все остальные, отличающиеся от среднего (определить свой собственный характер можно аналогичным описанному для темперамента способом).

В пространстве OA и ЛП находятся «чистые» типы характеров (человек или быстро отзывается на внешние обстоятельства и активно идет им навстречу, мало думая о себе, — OA или, наоборот, все время занят собою и старается не проявлять активности — ЛП), в пространстве ОП и Л А — «смешанные» (человек находится в контакте одновременно и с обстоятельствами, и со своим внутренним миром).

Что можно сказать о каждом из этих типов характеров? «Чистые» типы более трудно, чем «смешанные», приспосабливаются и к своему окружению, и к другим людям. Столкнувшись с обстоятельствами, «чистый» тип OA становится все более активным и поддающимся их воздействию, а «чистый» тип ЛП еще более уходит в себя и стремится сделать так, чтобы его не трогали.

«Смешанные» типы в этом случае смещаются не к внешним областям пространства характеров, как «чистые», а наоборот — к центральной точке равновесия. С возрастом «смешанные» характеры также смещаются к точке равновесия, т. е. становятся более гармонично организованы. «Чистые» же уходят от нее и все ярче проявляют определяющие черты своего характера.

Если мы в пространство характеров поместим пару (например, супружескую), то окажется, что она образует два вектора. Угол, образованный одним из векторов и продолжением (продолжением!) другого, называется углом асимметрии. При асимметрии 0° характеры партнеров совершенно противоположны, при асимметрии 180° характеры одинаковы.

Любопытно, что по мере возрастания угла от 0° до 90° каждый член пары воспринимает другого все менее точно. В этом случае возникает интересный конфликт: каждый из супругов ощущает, что в их совместной деятельности что-то неладно, однако, не понимая причины этого, неверно представляя характер партнера, старается исправить положение, только усугубляя при этом разлад. Когда же асимметрия перешла за 90° и приближается к 180°, взаимное восприятие становится все более верным.

Как мы уже говорили, как длина, так и направление векторов различны. Поэтому, если мы вычтем меньший из большего, то узнаем неравновесие характеров. Чем оно больше, тем меньше участники пары склонны приспосабливаться друг к другу.

Простым перебором соотношений между типами получаем следующие 10 комбинаций характеров: ОП—ЛA, ЛП—OA, ОА—ЛА, ОП—ЛП, ОП—ОА, ЛП—ЛА, ЛА—ЛА, ОП—ОП, ЛП—ЛП, OA—OA. Можно рассмотреть, как будут вести себя эти пары при конфликтах между собой и окружающими.

1. ОП—Л А. В случае возникновения конфликта и ОП и Л А обычно считают, что он произошел по вине Л А. Но — парадокс — оба пытаются изменить поведение не Л А, а ОП, который поддается этому влиянию без особого сопротивления. В результате конфликт легко гасится.



конфликт легко гасится

Когда же у пары возникают трения с окружающими, то более остро воспринимает ситуацию ОП. Однако в силу своей пассивности сам он меры не принимает, а лишь сообщает о ситуации Л А, после чего тот реально воздействует на ситуацию в пользу пары. В итоге между членами пары нет соперничества, они психологически и деятельно сотрудничают между собой.

2. ЛП—OA. В случае конфликта и OA и ЛП считают, что виноват ЛП. Но в силу своего характера ЛП мало чувствителен к попыткам OA воздействовать на него с целью изменения его поведения. Поведение ЛП изменяется просто в силу его собственной внутренней оценки. OA вследствие этого испытывает удовлетворение, и конфликт гаснет.

самостоятельно разрешать создавшиеся проблемы

В случае конфликта с окружающими ЛП склонен уходить от него за спину OA, позволяя OA самостоятельно разрешать создавшиеся проблемы и соглашаясь с его решением. Вследствие всего этого пара устойчива и имеет явного лидера — OA.

3. OA—ЛА. В конфликте оба считают, что виноват ЛА. Однако каждый пытается изменить своего партнера. Ощутить и откликнуться на эти усилия может только OA, но в силу своего характера он не желает поддаваться влиянию окружения и на действия ЛА не отзывается. В результате конфликт разгорается, причем OA играет в нем более активную роль.

конфликт разгорается

В отношениях с окружающими оба стремятся воздействовать на внешний мир и конфликтуют между собой из-за права руководства в этом воздействии. Пара производит впечатление неуживчивой с соседями и властолюбивой по отношению друг к другу.

4. ОП—ЛП. Во всех проблемах, и так считают оба, виновен ЛП, но каждый стремится изменять только себя. ОП считает, что он постоянно приносит себя в жертву ради мира в паре, но ЛП этих жертв не видит и не показывает, что ценит самопожертвование ОП. Это уязвляет ОП и не способствует стабильности пары.

самопожертвование

Изменить окружение так, чтобы снизить остроту внешних и внутренних проблем, эта пара чаще всего не в состоянии. Их воспринимают как довольно пассивную, малодеятельную, недовольную друг другом чету.

5. ОП—ОА. Каждый в паре хорошо понимает, что возникший между ними конфликт влияет на поведение партнера. Однако ОП старается изменить себя, a OA — только ОП. В силу восприимчивости ОП к влиянию извне -он откликается на требования OA, и мир восстанавливается.

мир восстанавливается

Однако гармоничным отношениям с другими мешает в этой паре то, что проблемы, возникающие у них с окружением, они видят по-разному. При этом, даже сознавая конфликтное состояние с внешним миром, они невольно переносят этот конфликт на межличностные отношения. Для сохранения стабильности им необходимо (и они стараются это делать) поменьше высказывать друг другу свои взгляды на окружение и отношения друг с другом, ибо почти любое высказывание приводит к ссоре. В глазах окружающих это пара, в которой один из ее участников находится «под башмаком».

6. ЛП—ЛА. Оба в паре довольно равнодушны к действиям партнера и мало на них откликаются. При этом ЛА пытается использовать ЛП в своих целях, но поскольку ЛП нечувствителен к влиянию ЛА, то попытки последнего проваливаются. Со временем стремление ЛА изменить ситуацию угасает, и партнеры отдаляются друг от друга.

партнеры отдаляются друг от друга

В отношениях с окружающими пара неактивна, так как занята своими внутренними проблемами. Со стороны это мирные, довольно равнодушные друг к другу люди. При благоприятных обстоятельствах это равнодушие способно обеспечить паре определенную устойчивость.

7, ЛA—ЛA. В случае конфликта каждый рассматривает проблему с точки зрения того, как она может повлиять на собственную личность, игнорируя реакцию партнера. Оба стремятся воздействовать на партнера ради достижения собственных целей, но оба нечувствительны к таким воздействиям и не откликаются на них. Вследствие этого пара много и без видимого успеха конфликтует.

пара много и без видимого успеха конфликтует

Оба не осознают ни своего влияния на окружающих, ни того, как влияют на пару внешние обстоятельства. Тем не менее изменять и влиять на окружающих оба пытаются, но выступают не вместе, а порознь, пытаясь обратить дело каждый в свою пользу. Со стороны они выглядят довольно агрессивной, конфликтной (склочной) внутри себя парой, которая не очень понимает, каков окружающий мир и что в нем делается.

8. ОП—ОП. По мнению каждого из участников пары, причина конфликта состоит в действиях партнера. В то же время каждый из участников стремится по возможности уйти от столкновений, что стабилизирует пару как целое, но не возбуждает в ней приязни друг к другу.

каждый из участников стремится по возможности уйти от столкновений

Внешние обстоятельства они видят одинаково, но каждый пытается решить проблему независимо друг от друга, не стремясь прибегнуть к его помощи. Изменить окружение совместными усилиями они не стараются, хотя и осознают, что именно задевает их как пару. Внешне это мирная, пассивная, но не равнодушная друг к другу и окружающим чета, хотя и малообщительная.

9. ЛП—ЛП. Каждый член пары довольно-таки не чувствителен к усилиям другого участника, не откликается на его действия, так что пара не конфликтует, но и не взаимодействует. Один оставляет другого в покое и радуется, что его тоже не задевают. Возникший конфликт угасает очень быстро, так как никто не подбрасывает «дров в огонь».

Один оставляет другого в покое и радуется

Пара не контактирует, а потому и не конфликтует с другими людьми. При изменении внешних обстоятельств каждый из членов пары самостоятельно старается приспособиться к переменам. Для окружающих эта чета не слишком интересные люди, мирно сосуществующие друг с другом и с соседями.

10. OA—OA. «Во всем виноват другой» — вот основная точка зрения этой пары, поэтому каждый считает своим долгом попытаться изменить поведение другого, но тот на его усилия не отзывается. Партнерам кажется, что другой его не понимает, и каждый пытается доказать другому свою правоту. Конфликт из-за этого долго не угасает.

каждый пытается доказать другому свою правоту

Для достижения мира участники пары могут попытаться изменить окружение, но и в этом случае будут соперничать друг с другом. Затеяв конфликт с окружающими, они непременно спорят и между собой. Окружающие воспринимают эту пару как склочную и враждебную друг к другу. Устойчивость пары минимальна.

Приведенные данные по согласованности характерологических особенностей позволяют представить не только возможности прогноза структурной совместимости, но и сложность этого феномена. Следует объяснить старшеклассникам, что сложность эта прогрессирующе возрастает с увеличением сложности анализируемых структур психологического склада, отчего, например, на уровне личности судьба гипотезы Р. Винча сложилась достаточно драматично.

Психолог Н. Обозов обнаружил, что чаще дружат люди, сходные по таким важным характеристикам личности, как «общительность» — «замкнутость», «доверчивость» — «подозрительность», «зависимость от группы» — «самостоятельность», «озабоченность» — «беспечность», «романтизм» — «реализм», «тревожность» — «уверенность в себе», «эмоциональная нестабильность», — «эмоциональная устойчивость». Получилось, что гипотеза Р. Винча, утверждавшего обязательную «взаимодополнительность» людей в устойчивых союзах, по данным Н. Обозова, оказалась опровергнутой.

Устойчивость пары

Однако Т. Карцева, исследовав пары друзей и недругов, обнаружила, что в них соединяются люди самые разные — и по принципу-сходства, и контраста, и сходства — контраста. Более половины друзей оказались людьми довольно замкнутыми, примерно половина из них обладала равно высоким, а другая половина — контрастным уровнем интеллекта (хотя вообще-то люди с одинаково высоким интеллектом чаще становятся недругами); чуть больше, половины друзей по «доминантности» и «озабоченности» — «беспечности» попали в разряд контрастных (но склонные господствовать над другими люди обычно попадают в недруги). Обнаружилось, что друзьями редко бывают два рассудительных, осторожных, благоразумных человека, а также два робких и нерешительных человека.

Наконец, гипотеза Р. Винча нашла почти полное подтверждение в исследовании психолога А. Аугустинавичю-те, которая, обследовав 50 супружеских пар со стажем супружества от 1 до 40 лет, обнаружила, что в 17 из 19 благополучных пар супруги дополняли друг друга если один из них относился к мыслительному типу, то другой — к эмоциональному; если один — к сенсорному то другой — к интуитивному; если один был экстравертом, то другой — интровертом. Подобного дополнения не было ни в одной из 20 изученных тем же психологом разведенных пар!

Итак, гипотеза взаимодополняемости получила подтверждение в одних работах и опровержение в других. Кроме того, в одном исследовании почти в равной степени правомерными оказались все три модели: сходства, контраста и сходства — контраста. У познакомившихся с этими данными старшеклассниками может возникнуть впечатление, что в них не прослеживается никакой закономерности. Это неверно: она существует и с учетом данных по темпераменту и характеру даже нашла свое выражение в так называемом законе совместимости: врожденные качества в совместимых парах должны быть контрастны, тогда как приобретенные — подобны. С учетом этого небольшого нюанса — врожденности или приобретенности — все или почти все накопленные психологической наукой факты становятся на свои места. В благополучных супружеских парах все то, что партнеры получили в наследство от своих родителей и более отдаленных предков, должно по возможности дополняться. Ну, а то, что они приобрели на длинной дороге жизни (причем более всего — обретенное в процессе социализации, т. е. превращения индивида из младенца в личность), должно по возможности быть подобным. Видимо, именно поэтому «равные браки», т. е. супружеские союзы людей, не слишком различающихся своим происхождением, условиями жизнедеятельности и воспитания, являются более прочными, ведь вероятность совпадения в них установок, ценностей, интересов, идеалов и т. п. заведомо выше.

Весьма убедительные факты, полученные в русле структурного подхода к супружеской совместимости, могут, как мы уже указывали ранее, вызвать у старшеклассников представление о некоей фатальной психической предопределенности судьбы семейного союза. В связи с этим учителю следует объяснить, что представление это не может быть признано до конца верным. Не случайно же психологи, исследующие структурную совместимость, в конце концов пришли к выводу о том, что индивидуально-психологические и личностные особенности супругов вовсе не определяют всецело стабильность семьи и совместимость супругов. Главенствуют здесь все же представления о целях брачного союза, характере исполнения семейных ролей, правах и обязанностях супругов. Что же касается психологических особенностей брачных партнеров, то наиболее важными из них являются те черты характера и личности брачных партнеров, которые определяют их способность воспринимать и понимать других людей, предсказывать их поведение, внимательно и благожелательно к ним относиться: прежде всего направленность на другого — учет его интересов, желаний, вкусов и привычек и эмпатия — действенное сочувствие, отклик на малейшее проявление неблагополучия партнера, стремление прийти к нему на помощь. Нельзя не отметить и то, что у любой супружеской пары всегда имеются реальные возможности для повышения уровня взаимной совместимости за счет самовоспитания, сближения брачно-семейных представлений, высокой культуры взаимоотношений. Должна же начинаться подобная борьба за семейное счастье еще задолго до регистрации брака, до того, как принимаешь решение...