Вы здесь

Неожиданная новость от Саши Поскребышева

Пока Кирилл и Даут радовались, что поспособствовали личному счастью Лейлы, Поскребышев куда-то пропал. Сразу после школы он улепетывал домой и до самого вечера не подходил к телефону. Саша как будто больше и не желал дружить с Кириллом и Даутом. Однако по утрам он как ни в чем не бывало выходил из подъезда, в школу ребята шли втроем и болтали, как прежде.

Неожиданная новость от Саши Поскребышева

Лейла получила уже восьмой букет, вся квартира была в цветах, и семья Даута предвкушала, как Марио приедет к их воскресающей дочери. В тот день Поскребышев объявил, что у него важная новость.

—    Все, помер он.

—    Кто?

—    Наркоман... от полиорганной недостаточности помер. Я вам не рассказывал, но последние дни вместе с матерью туда ходил. Она уже одна не справлялась. Плакала дома, говорила, что сил нет, даже холодильник хотела продать, но не было покупателей. И я ей решил помогать. Мать согласилась, дала халат, бахилы, перчатки, марлевую повязку, и мы вместе его ворочали.

—    И как это ты решился...

—    Я решился, потому что не болтун, не белоручка и не неженка. Твоя сестра, Даут, наверное, и похуже видала больных. Хотя, скажу вам, я когда первый раз зашел, чуть сознание не потерял. Такой запах там... У него сепсис, он гниет весь. По телу гнойнички такие мелкие, язвы... Уже незаживающие... И еще он не вставал последнее время, боялся, что кости ног просто развалятся на куски. У него же еще рак был и метастазы в костях. Мать говорит, такое бывает на терминальной стадии. Мы приходим — он каждый раз воет от боли и ругается, мать ему укол сделает, он затихает немного, и тогда мы его моем, белье меняем, а он, пока мы его ворочаем, ругается, наркотиков требует. Или плачет, просит его по голове погладить, говорит, что страшно. Он такой продвинутый по медицинской части, все знал и знал, что умрет, когда температура станет подниматься. Оказывается, у тех, кто умирает от СПИДа, нормальная иммунная система уже не работает, и температура никогда высоко не поднимается. Но в организме есть еще одна иммунная система, какая-то архаическая, которая запускается уже в самом последнем случае и не лечит ничего, а просто человека убивает. Он постоянно на антибиотиках, но никакие уже не помогали, а у него за два месяца было три воспаления легких, и он говорил, что как температура поднимется — все. Так и оказалось.



—    А как он заболел, ты не спрашивал?

—    Спросил. Он и сам не знал. И уже когда заразился, представляете, еще несколько лет так жил и кололся. Мог кучу людей заразить.

—    И ты с ним разговаривал?

—    Разговаривал, конечно. Сначала он только ругался и угрожал. Зло так говорил — мол, я вас тоже заразил, не сомневайтесь... А в последние дни, как температура полезла, он совсем другим стал. Сказал, что умирает, прощения у нас просил, родителей своих звал. Мать им передала — они пришли. Потом плакали на кухне. И еще он меня и мать благодарил...

—    Да... — У Кирилла даже в носу защипало.

—    Бедняга. — Даут отвернулся. Видно, и у него защипало.

—    И еще он мне анекдот рассказал. Типа, сидят у мамки в животе два эмбриона, и один другого спрашивает: «Вот ты веришь в жизнь после родов?» — а другой отвечает: «Не знаю, оттуда еще никто не возвращался». И сам как засмеется в своей кровати. Мы с матерью так и остолбенели от этого смеха... И я знаете, что вам хочу сказать? Я раньше не понимал, что такое эта ваша толерантность, думал, вранье, а теперь вот понимаю. Я его, этого наркомана материного, перестал ненавидеть. Как-то простил его, и мне самому легче...