Вы здесь

Роды у больных диабетом

Первое решение при наблюдении родов у больных диабетом касается выбора времени их проведения. В течение последних 4 нед беременности увеличивается опасность внутриматочной смерти плода, причем значительно непосредственно к концу беременности. Но произвольное окончание беременности на 35—36-й неделе приводит к повышению коэффициента неонатальной смертности от недоразвития плода и появления у него синдрома дыхательной недостаточности. На вопрос о времени проведения родов нет определенного ответа и поэтому в каждом случае принимается индивидуальное решение, в зависимости от обстоятельств. При обсуждении следует учитывать: адекватность лечения диабета, предыдущий акушерский анамнез, возраст больной, наличие или отсутствие таких осложнений, как преэклампсия и водянка околоплодного пузыря и, наконец, размеры ребенка. Относительно ценности определения уровня эстрогена в моче и плазме крови мнения разделяются, и, по нашему мнению, у беременных, страдающих диабетом при отсутствии других осложнений, эти показатели могут находиться на верхней границе нормы. Мы согласны с мнением Soler с соавт. (1975), что при наблюдении беременности у больных диабетом серийное определение уровня человеческого плацентарного лактогена имеет сомнительную ценность. Очевидно, что наиболее важным является уровень контроля за течением диабета и клиническое состояние пациентки. У некоторых беременных, особенно при плохо контролируемом диабете и акушерских осложнениях, нужно проводить роды уже на 36-неделе беременности, обычно при помощи избирательного кесарева сечения. У пациенток, которым необходимо провести роды на 36-й неделе беременности или раньше и даже у тех, у которых сроки родов неопределенные, мы практикуем прокол околоплодной оболочки для цитологического анализа зрелости плода и вычисления соотношения л : с. Мы хотим подчеркнуть, что у женщин, страдающих диабетом, сооотношение л : с очень лабильное и роды нужно проводить сразу, как только оно станет удовлетворительным. При возможности поддержания адекватного контроля при условии, что не развиваются осложнения и плод не слишком большой, мнение акушеров в нашей стране склоняется в пользу доведения беременности до полных 38 пед и даже, если пациентка первородящая, в пользу попытки проведения вагинальных родов. В Бристоле мы практиковали стимуляцию родов при помощи искусственного разрыва оболочек примерно в 8—9 ч утра. Веред проведением стимуляции пациентка принимает растворимый инсулин в вычисленной дозе, величина которой зависит от общего количества растворимого и долгодействующего инсулина, принятого пациенткой в последние несколько дней беременности. У женщин, недавно получивших долгодействующий инсулин, мы считаем очень важным не проводить стимуляцию родов из-за снижения потребности в инсулине сразу после них. При разрыве оболочек на череп плода накладывают электроды, если есть возможность, в противном случае используют головной электротокограф. Электроды накладывают, Чогда позволяет раскрытие шейки матки. Окситоцин вливают при помощи насоса Кардиффа при концентрации 2 ЕД/л 5% глюкозы. Легкая гипергликемия, которую может вызвать вливание, не оказывает вредного влпяпия, так как длится недолго. У этих больных свободно проводится эпидуралытая анестезия, а обследование таза осуществляется с 2-часовым интервалом. Если спустя 8—10 ч шейка матки не раскрывается в достаточной степени, согласно кривой партограммы, мы рассматриваем стимуляцию как неудачную и проводим кесарево сечение. Конечно, оно предпринимается и при истощении плода, определяемом в нашей практике обычно по частоте сердцебиений и уровню рН крови, взятой из черепных вен плода. Мы не отмечали высокой частоты появления дыхательной недостаточности у новорожденных, при эпидуралыюй анестезии матери, хотя об этом очень часто сообщают. При ее применении мы не сомневались в обезболивающем эффекте, проводя кесарево сечение.