Вы здесь

Вторичные невротические наслоения при заикании

Эмоционально значимые ситуации. В литературе значительное внимание уделяется вопросу о вторичных невротических наслоениях, которые в большинстве случаев развиваются у больных, страдающих заиканием. В работах Ю. А. Флоренской (1949), В. И. Селиверстова (1979), К- П. Беккер, М. Совак (1981) имеются указания на тяжелые вторичные реактивные наслоения, отмеченные авторами у некоторых заикающихся детей.

Эмоционально значимые ситуации

И. Ю. Лавкай (1972), В. А. Ковшиков (1976), 3. Н. Цогоева с соавт. (1978), В. М. Шкловский (1966, 1979, 1985) и др. отмечают у подростков и взрослых, страдающих заиканием, логофобии, ситуативный страх речи, личностные реакции больных на свой дефект речи и в связи с ним — на окружающую среду.



Специально вопросу изучения ситуаций, связанных с речевым общением заикающихся, посвящена работа Талат М. Габрияла (1972), в которой автор выделил 10 ситуаций, усиливающих речевую судорожность у обследованной им группы больных. В целом, правильно отмечая реакции своих пациентов на изменения условий речевого общения, исследователь не дифференцирует личностные и нервно-психические особенности заикающихся и тем самым не вскрывает причин ухудшения речи больных в трудных для них случаях.

Анализируя жалобы, анамнез жизни и болезни наших пациентов, данные опроса их близких родственников, а также изучая специальные биографии заикающихся (самостоятельные описания затруднений, связанных с речевым общением), мы выделили 104 основных ситуации, часто отмечаемые больными как наиболее трудные. В зависимости от того, с кем, где и в каком состоянии общается больной, эмоционально значимые ситуации были подразделены на 9 групп. При оценке речи учитывались полное исчезновение заикания, его ослабление, усиление и отсутствие изменений состояния речи заикающегося (табл. 3).

Сравнительные данные о некоторых вторичных логоневротических наслоениях у страдающих заиканием

1-я группа. Речь наедине с собой (2 ситуации). Относительно подростков и взрослых во внимание принимались прежде всего тренировочная самостоятельная и стихотворная речь, чтение прозаических отрывков, подготовка вслух устных уроков; для детей младшего школьного и дошкольного возраста (по наблюдениям родителей) — речь в процессе самостоятельной игровой деятельности. В этом случае оценивалась как спокойная, так и несколько возбужденная речь ребенка, обусловленная увлечением игрой.

Материал табл. 3, указывая на наибольшее количество случаев исчезновения заикания наедине с собой в группе подростков, свидетельствует об их большей эмоциональной неустойчивости и более выраженной зависимости в речевом отношении от окружающих людей. В меньшей степени эта зависимость проявляется у детей, взрослые занимают промежуточное положение. Качество речи в данной ситуации почти не зависит от обычной для больного выраженности речевого дефекта.

Приведем наиболее характерный пример — выдержку из биографии больного Ф., 16 лет, ученика 9 класса массовой школы:

«Когда я нахожусь в комнате один, я читаю и пересказываю уроки без всякого заикания. Мне очень нравится такая речь. Я каждый раз даю себе слово так же говорить в школе. Но как только меня вызывают к доске, я уже по дороге начинаю очень волноваться, а потом долго не могу начать говорить, а когда начинаю, говорю с сильным заиканием...».

2-я группа. Общение в домашних условиях. В этой группе мы выделяем 14 ситуаций речевого общения, зависящих от того, в каком состоянии разговаривает больной (в спокойной и в конфликтной ситуации) и с кем (отец, мать, дети, братья, сестры, мужья, жены, соседи и др.).

Анализ исследованных случаев показывает, что состояние речи заикающихся в данных условиях зависит как от выраженности нарушения речи, так, в большей степени, и от уровня отношений, сложившихся между домашними (отношения в семье; отношения между членом семьи и больным).

В доме, где относятся друг к другу заботливо и доброжелательно, ровно и тактично, наши больные отмечают значительное улучшение речи. Когда же в семье постоянно царит атмосфера недоброжелательности, крикливости, взаимных упреков, речь заикающегося в лучшую сторону не меняется, в ситуации конфликта возможно значительное ее ухудшение. Особенно в таких случаях страдает речь детей и подростков как наиболее зависимых и легкоранимых членов семейного коллектива. По данным табл. 3, заикание усиливается в 3 возрастных группах следующим образом: дети —9%, подростки — 8 %, взрослые — 5 %. Состояние речи не меняется в большинстве случаев у детей: дети — 57 %, подростки — 24 %, взрослые — 8 %. По улучшению речи в домашней обстановке первое место занимают взрослые — 81 %, промежуточное положение — подростки — 66 %, на третьем месте — дети — 34 %:

По нашим наблюдениям, ухудшение речи в семье, как правило, обусловливается не страхом больного обнаружить свой речевой дефект, не логофобиями, а усилением общеневротической симптоматики, вызванной затяжными психотравмирующими ситуациями. Но в отдельных случаях у детей и подростков речь ухудшается и на фоне постоянной фиксации их внимания на нарушении речи, которое провоцируется родными, не обладающими необходимыми сведениями о том, как нужно вести себя с заикающимися. С другой стороны, случаи, когда дети разговаривают дома с заиканием, можно объяснить отсутствием либо ослаблением самоконтроля в домашней обстановке и излишне щепетильным отношением некоторых родителей к заикающемуся ребенку, нежеланием лишний раз его «травмировать» напоминаниями о необходимости контролировать свою речь.

3-я группа. Общение на улице. В эту группу вошло 11 ситуаций речевого общения больных (с ровесниками, старшими и младшими детьми, взрослыми, знакомыми и незнакомыми и др.; в игре, при обращении подростков и взрослых к людям противоположного пола и к детям, общение в спокойном состоянии и в состоянии конфликта).

Как видно из табл. 3, отрицательной эмоциональной реакции в указанных ситуациях не дают примерно 50% детей и взрослых (51 и 50%); в подростковой группе этот показатель снижается до 34 %. По усилению заикания на первом месте подростки (30 %), взрослые занимают промежуточное положение (21 %); количество детей, у которых ухудшается речь, снижается до 15 %. Приведенный материал свидетельствует о том, что в наиболее трудном положении в 3-й группе оказываются подростки (затем взрослые и дети).

Выявленную закономерность можно, очевидно, объяснить следующими факторами: дети в большинстве случаев общаются на улице со своими сверстниками в процессе игровой деятельности, отвлекающей ребенка от речевых затруднений. С посторонними взрослыми детям в указанных ситуациях приходится разговаривать реже, чем с товарищами. Случаи ухудшения речи у детей, приближающихся к пубертатному возрасту, ,в основном отмечаются в ситуациях общения со взрослыми.

В группе подростков, по сравнению с детьми, резко снижаются в количественном отношении игровые ситуации, расширяется круг общения с посторонними взрослыми людьми и ровесниками противоположного пола (эта ситуация часто отмечается заикающимися как эмоционально значимая); по сравнению с детьми и взрослыми несколько увеличивается и количество конфликтных ситуаций. Нервно-психические особенности подросткового возраста, обусловливающие приведенные выше изменения в поведении и речи подростков, и являются причиной наиболее выраженного ухудшения речи у этой возрастной категории заикающихся.

Некоторое улучшение речи взрослых, входящих в 3-ю группу, по сравнению с подростками, видимо, можно объяснить определенной психологической адаптацией к указанным ситуациям и более узким кругом речевого общения в условиях улицы.

4-я группа. Речь в дошкольных учреждениях, в средних и высших учебных заведениях. В этой группе мы выделили 25 эмоционально значимых ситуаций, обусловленных общением наших пациентов с педагогическим персоналом и товарищами: игровая деятельность; общение во внеурочное время; речь в классе и в аудитории во время занятий; активность на пионерских сборах, комсомольских собраниях, вечерах отдыха; речь в условиях зачетов и экзаменов, при защите дипломных работ и пр.

При оценке выраженности речевых затруднений в указанных ситуациях (анализ биографий и данные опроса больных) учитывались степень владения учебным материалом, уровень сложившихся отношений между заикающимся и педагогами, коллективом, условия общения в тех или иных обстоятельствах.

По нашим данным, подростки и взрослые, входящие в эту группу, по выраженности речевых затруднений находятся почти в равном положении с незначительным преобладанием ухудшения речи у подростков (усиление заикания у подростков в 89 % случаев, взрослых в 86 %). Несколько в ином положении находятся дети показатель усиления заикания снижается до 68 %, а количество детей, у которых речь улучшается в указанных ситуациях, несколько преобладает над другими возрастными категориями больных (ослабление заикания. дети— 9 %, подростки — 5 %, взрослые — 6 %) Анализ историй болезни позволяет отметить, что незначительное улучшение показателей в детской группе происходит за счет детей дошкольного возраста Младшие школьники и дети, приближающиеся к пубертатному возрасту, находятся примерно в таком же положении, как заикающиеся подростки и взрослые. Некоторое улучшение показателей у детей можно объяснить не только возрастными особенностями заикающихся дошкольников, в известной мере предохраняющими их от развития выраженной фиксации внимания на речевом дефекте, но и условиями детских садов, в которых при желании и умении воспитателей легче осуществить индивидуальный подход к больному ребенку, организовать необходимый режим, обеспечить здоровую психологическую атмосферу (хотя известно большое количество случаев психической травматизации именно в дошкольных учреждениях, не только спровоцировавшей вторичные наслоения при уже имеющемся заикании, но и явившейся непосредственной причиной возникновения этого речевого нарушения. С началом школьной жизни резко возрастает влияние на ребенка внешней среды. Уже с первых дней обучения первокласснику приходится решать многочисленные, нередко трудные задачи, связанные с учебным процессом и определенными нормами поведения в школьном коллективе. Детский мозг, еще относительно незрелый, начинает подвергаться значительной нагрузке по восприятию и переработке достаточно сложной для него, новой информации. Усложнившаяся жизнь является своего рода испытанием и эмоционально-волевой сферы ребенка.

В таких условиях отсутствие у отдельных педагогов представления о заикании как болезни, а порой и просто недостаточно тактичное отношение к своему заикающемуся ученику, для детей впечатлительных, легкоранимых, отличающихся тревожно-мнительными чертами характера, является в ряде случаев причиной обострения дефекта речи и развития вторичных невротических наслоений с выраженной логофобией, которая непосредственно связана с учебным процессом.

Психогенным фактором также является неправильное поведение здоровых детей по отношению к своему заикающемуся товарищу: насмешки, передразнивания, а в некоторых случаях — проявление излишнего сочувствия. Отношения между учениками опять-таки во многом зависят от учителя, который может вносить в них коррективы.

неправильное поведение здоровых детей

В трудах В. И. Селиверстова (1979), К. П. Беккер, М. Совак (1981), в монографии «Заикание» ред. Н. А. Власова, К. П. Беккер (1983) и в ряде других работ имеются указания на случаи усиления этого нарушения речи и вторичных невротических наслоений, обусловленных психотравмирующими ситуациями, нередко возникающими в учебных заведениях.

Мы обследовали 250 взрослых людей и школьников, страдающих заиканием и состоящих на учете в нашем кабинете, при этом оказалось, что у 50 из них, т. е. у 20 %, заикание резко усилилось за период обучения в школе [Миссуловин Л. Я., Первова В. В., 1975].

Анализируя истории болезни, в которых у наших пациентов-школьников не отмечалось ухудшения речи либо, в ряде случаев, наблюдалось снижение выраженности заикания, мы видим, что это произошло не только в результате логотерапевтического лечения и спокойных домашних условий, но, прежде всего, благодаря здоровому психологическому микроклимату, созданному в учебном заведении, правильному отношению к заикающемуся товарищей по классу и педагогов. Многие школьники, страдающие заиканием, глубоко благодарны учителям, понявшим их состояние. Такие педагоги на протяжении многих лет поддерживают своих заикающихся учеников, внушают им чувство собственного достоинства и веру в свои силы, приобщают их к интересному делу.

Тем не менее еще нередко приходится сталкиваться с нежелательными фактами педагогической практики, последствия которых сказываются на дальнейшей судьбе больного, страдающего логоневрозом, и определяют для него круг эмоционально значимых ситуаций, связанных с условиями учебного процесса.

В числе наиболее «трудных» ситуаций речевого общения как в средних учебных заведениях, так и в

ВУЗах, заикающиеся называют прежде всего ответы и выступления на групповых занятиях и различного рода собраниях, перед экзаменационными комиссиями, при конфликтах в официальной обстановке.

К факторам, ухудшающим речь больных в указанных ситуациях, помимо перечисленных выше, относятся нетвердое владение учебным материалом, сознание своей вины или ошибки, по поводу которых нужно дать объяснения коллективу, педагогам или администрации.

Общение с товарищами и педагогами вне официальной обстановки (перемены, беседы и консультации во внеурочное время, вечера отдыха и пр.), как правило, положительно влияет на речь больных. Но даже в этих условиях многие подростки, юноши и девушки, отличающиеся тревожно-мнительными чертами характера, испытывающие в связи с речевым дефектом чувство неполноценности, отмечают боязнь и ухудшение речи при общении со своими одноклассниками или сокурсниками противоположного пола. В этой связи прослеживается четкая закономерность: чем больше нравятся заикающимся девушки или молодые люди, тем труднее вступать с ними в речевое общение. Более подробно мы остановимся на этом вопросе ниже.

5-я группа. Общение на работе (12 ситуаций). В эту группу вошли работающие подростки и взрослые. Как показано в табл. 3, по нашим наблюдениям, в условиях производственных коллективов ухудшение речи отмечается у взрослых чаще, чем у подростков (усиление заикания: подростки — 66 %, взрослые — 77%). Вместе с тем, в условиях работы у взрослых, по сравнению с подростками, значительно преобладает показатель улучшения состояния речи (ослабление заикания: подростки — 2 %, взрослые — 9 %), а отсутствие выраженных эмоциональных реакций и, соответственно, изменений в состоянии речи примерно в 2 раза чаще наблюдается у подростков (см. табл. 3).

Анализ историй болезни заикающихся этой группы дает возможность объяснить приведенные цифровые данные следующим образом. В производственных коллективах обязанности и задачи, стоящие перед взрослыми, значительно сложнее, чем у подростков. Намного шире у взрослых людей и круг речевого общения с окружающими. При этом один и тот же человек нередко является (по отношению к тем или иным сотрудникам) руководителем, подчиненным, коллегой. Такое положение определяет особенности ролевого поведения и, в известной мере, обусловливает изменения эмоциональных реакций и условий речевого общения. Кроме того, взрослым намного чаще, чем подросткам, приходится выступать на различных собраниях, производственных совещаниях, конференциях и т. п.

Специалисты, работающие со взрослыми больными, часто слышат от своих пациентов, отличающихся тревожно-мнительными чертами характера, боязливостью, нерешительностью, что у них речь значительно ухудшается, когда им надо поговорить с руководителем, особенно если во время беседы необходимо защищать свою точку зрения или отвечать за ошибки и т. п.



Речь, как правило, несколько улучшается при общении с подчиненными в обычных условиях работы. Но при проведении собрания в качестве руководителя многие больные также отмечают значительное волнение, связанное с боязнью лишний раз обнаружить в аудитории дефект своей речи и, как следствие, возникающее в этих ситуациях его усиление. В тех же случаях, когда у наших взрослых пациентов речь на работе не ухудшается, а у отдельных заикающихся наблюдается и улучшение речи, наши больные обычно в своем коллективе являются высоко квалифицированными, авторитетными работниками, всеми уважаемыми людьми, чувствующими себя свободно и уверенно. При этом у этой же категории заикающихся в других условиях не исключаются «трудные» речевые ситуации.

Подростки, как правило, на любом производстве являются учениками или начинающими работниками, недавно вошедшими в коллектив. В силу возрастных особенностей, отсутствия необходимого профессионального опыта и положения «новичков», к которым окружающие присматриваются, эти больные чувствуют себя недостаточно уверенно, нередко встречаются с определенными трудностями, возникающими при овладении специальностью, боятся совершить ошибку. В этих условиях речь большинства заикающихся подростков ухудшается.

В ряде случаев, когда начало производственной деятельности не вызывает отрицательных эмоциональных реакций и, соответственно, ухудшения речи, эти больные большей частью принадлежат к числу добросовестных, ответственно относящихся к порученному делу людей. Они быстро завоевывают признание старших и становятся полноправными членами коллектива. В отдельных случаях отсутствие изменений в состоянии речи данной категории больных объясняется их безразличным отношением к выполняемой работе и производственному коллективу. Причины возможны различные: например, характерологические особенности больного, связанные с некоторой психической инфантильностью, нежелание оставаться на данной работе, ощущение временности пребывания в коллективе в связи с предстоящим призывом в армию и прочее.

К 4-й и 5-й группам примыкают и немногочисленные случаи речевого общения заикающихся в условиях военной службы. Они касаются курсантов военных училищ и военнослужащих, у которых к моменту поступления в учебное заведение либо началу службы в армии наблюдалось легкое, малозаметное заикание, позволившее им беспрепятственно пройти медицинские комиссии.

В этой связи были выделены следующие ситуации речевого общения: отдача рапорта и команды, доклад командиру, общение с подчиненными, проведение занятий и ответы на занятиях в аудитории, речь в условиях, приближенных к боевой обстановке, и др.

Некоторое ухудшение речи в указанных ситуациях отмечалось примерно у трети пациентов этой категории заикающихся (наиболее характерные жалобы — трудности, возникающие при отдаче рапорта), у трети — изменений в состоянии речи не возникало, и у оставшейся трети в условиях военной службы речь улучшалась.

В основе ухудшения речи лежат те же причины, что и в 4-й и 5-й группах. Изменений речи не наблюдалось у легко заикающихся военнослужащих, находившихся в благоприятных условиях и не фиксировавших внимание на своем недостатке. Случаи улучшения речи были зафиксированы у лиц, в характере которых до военной службы отмечались такие черты, как нерешительность, неуверенность в своих силах, недостаточная организованность, неумение четко планировать свое время. Условия службы в армии — твердый распорядок дня, спортивные занятия, физическое и моральное закаливание, воспитание внутренней самодисциплины и воли, готовность к четкому выполнению приказа командира,— все это во многих случаях благотворно отражалось на характере юношей, их физических и нервно-психических особенностях и, соответственно, улучшало их речь.

6-я группа. Общение в учреждениях сферы обслуживания. Как показывают жалобы больных, наиболее выраженные затруднения у этих пациентов возникают при общении с продавцами и кассирами магазинов, в кассах театров и кинотеатров, в библиотеках, ателье, в регистратуре лечебных учреждений и др. (всего 11 ситуаций).

Эту группу в основном составляют подростки (81 %), взрослые занимают промежуточное положение (68 %), детей —- 39 %. Случаев исчезновения и ослабления заикания не наблюдается. Без изменения состояния речи: дети — 61%, подростки— 19%, взрослые — 32 %.

Указанное распределение больных по возрастным группам можно объяснить следующими причинами*: наибольшее количество затруднений у подростков обусловлено особенностями этого возраста (эмоциональная неустойчивость, повышенная ранимость и впечатлительность, недостаточный житейский опыт); дети, у которых ухудшается речь в данных условиях, приближаются к пубертатному возрасту; отсутствие выраженных затруднений наблюдается у большинства детей младшего школьного возраста, что, очевидно, объясняется более суженным кругом перечисленных ситуаций (например, только булочная, киоск) и менее сложными конкретными задачами, решаемыми самостоятельно; некоторое улучшение речи у взрослых по сравнению с подростками, видимо, обусловлено определенной адаптацией к условиям общения.

Анализ историй болезни показывает, что ухудшение речи у этих больных протекает большей частью на фоне различных форм неврозов и акцентуаций у людей с тревожно-мнительными чертами характера, повышенной раздражительностью, впечатлительностью, сенситивностью. В этой связи в клинической картине заикания немаловажную роль играют фобии отдельных речевых звуков, звукосочетаний, некоторых слов; в отдельных случаях нам приходилось наблюдать и боязнь устойчивых словосочетаний (например, «скажите, пожалуйста», «сколько стоит?» и др.). Выраженность логофобий и речевых затруднений у одних и тех же больных зависит, как правило, от конкретных условий. Подавляющее большинство пациентов отмечают, что им говорить значительно труднее в тех случаях, когда приходится постоять к продавцу либо к кассиру в очереди. В таких ситуациях у многих заикающихся появляется сложная гамма переживаний: боязнь обнаружить перед публикой дефект речи; боязнь задержать очередь и сотрудника учреждения, которого ожидают люди; боязнь вызвать у сотрудника раздражение и нетактичное замечание и пр. В тех же случаях, когда очередь отсутствует и у больного нет времени для привычных размышлений по поводу своей речи, начало речевого акта менее затруднено в связи со снижением уровня отрицательных эмоций ожидания неудачи.

Нам нередко приходится слышать от пациентов, что их состояние и речь в учреждениях сферы обслуживания часто зависят от того, какое, например, лицо у кассира — доброе или злое, какие люди стоят в очереди сзади — спокойные или нетерпеливые, а также от содержания вопроса или просьбы, с которой обращается к сотруднику учреждения наш больной (например, количество покупок, простой или запутанный вопрос, возможность отказа в просьбе, т. е. возникновение ситуации с оттенком конфликтности и т. п.).

Фобии отдельных звуков или звукосочетаний

Фобии отдельных звуков или звукосочетаний иногда приводят к тому, что заикающийся, например, вместо 300 г масла просит продавца взвесить 200 г и отдельно—еще 100 г (наиболее распространенная фобия сочетаний звуков «тр»). Нам приходилось сталкиваться и с полным отказом заикающихся посещать учреждения сферы обслуживания. Из торговых предприятий в подобных случаях больные посещают только магазины самообслуживания, в которых можно молча предъявить кассиру выбранный товар и заплатить деньги.

7-я группа. Общение в транспорте. В этой группе в количественном отношении так же, как и в 6-й, мы выделили 11 ситуаций речевого общения заикающихся. Они обусловлены общением наших пациентов с пассажирами городского транспорта и транспорта дальнего следования в различных условиях (диалог, монолог, в присутствии нескольких пассажиров, наедине с одним пассажиром, с транспортным служащим, в спокойном состоянии, в обстановке конфликта, при сильном шуме двигателя, тряски и пр.).

Как и в предыдущей группе, наибольшее количество затруднений отмечено у подростков — 78"%; у взрослых— 59%; у детей этот показатель снижается до 19 %. Улучшение речи наблюдается у взрослых чаще, чем у подростков (взрослые— 12%, подростки — 5 %). Речь остается без изменений в подавляющем большинстве случаев у детей (дети — 81 %, подростки — 17 %, взрослые — 29 %). Указанное распределение больных по возрастным категориям объясняется так же, как в 6-й группе.

В качестве наиболее распространенных ситуаций подростки и взрослые, отличающиеся повышенной стеснительностью, раздражительностью, тревожностью и мнительностью, боязнью обнаружить заикание в присутствии большого количества посторонних людей, отмечают общение с пассажирами городского транспорта в тех случаях, когда необходимо спросить у взрослого человека, будет ли он выходить на следующей остановке. Нам приходилось слышать от пациентов, страдающих тяжелым заиканием и выраженным страхом речи (3-я группа по В. М. Шкловскому, 1967), что иногда они предпочитают проехать свою остановку, чем заговорить с впереди стоящим пассажиром. Конфликтные ситуации, которые могут возникнуть в общественном транспорте, особенно в часы «пик», на состоянии речи больных отражаются по-разному. У людей боязливых, робких, стеснительных речь значительно ухудшается. Заикающиеся с истероидными чертами характера, раздраженные сложившейся обстановкой, обычно громко, без всякого стеснения и выраженных затруднений заявляют свои претензии. В этих случаях условия окружающей среды являются для больного раздражителем, отвлекающим внимание от дефекта речи.

В транспорте дальнего следования, как и в других общественных местах, многие подростки и взрослые отмечают ухудшение речи в присутствии нескольких посторонних людей или в присутствии родных в сочетании с посторонними. Ухудшается речь и в конфликтных ситуациях.

В ряде случаев было отмечено, что наедине с незнакомым человеком, который не знает, что больной заикается, при мысли о кратковременности предстоящего общения и при располагающем поведении случайного попутчика у некоторых больных повышается речевая активность и речь значительно улучшается.

В числе других факторов, облегчающих общение в транспорте, отдельные заикающиеся называют шум двигателя, заглушающего речь и заставляющего больного усиливать голос (тем самым создаются условия для внятной и улучшенной речи), а также тряску и качку, которые, видимо, можно расценивать, с одной стороны, как отвлекающие моменты, с другой — как определенные раздражители, растормаживающие в известной мере нарушенную речевую функцию.

8-я группа. Речь по телефону. В этой группе учитывались следующие ситуации речевого общения: телефонный звонок, исходящий от больного, и ответ на звонок; междугородный разговор; официальный разговор; разговор с родными и близкими; разговор в условиях конфликта; справочные службы; вызов врача, такси, скорой помощи и т. п.— всего 9 ситуаций.

Как видно из табл. 3, распределение больных этой группы по возрастным категориям примерно такое же, как в 6-й и 7-й группах; причины распределения те же.

В числе наиболее трудных ситуаций при общении по телефону большинство заикающихся подростков и взрослых называют: звонки в официальные инстанции, справочные службы, междугородные переговоры, т. е. речь идет о таких условиях, при которых больной заранее понимает, что ему нужно говорить четко и без задержки, иначе его могут не понять, а иногда и просто не дослушать. В связи с этим заикающиеся, обладающие тревожно-мнительными чертами характера, прежде, чем воспользоваться телефоном, долго «настраивают» себя, подготавливая к предстоящему разговору, и чем дольше они это делают, тем тяжелее им этот разговор начать или вообще осуществить. При малейшей возможности такие больные стараются от своего звонка отказаться либо его отложить на какое-то время. Вместе с тем, некоторые лица, относящиеся к этой же категории больных и имеющие дома или на своем служебном столе телефон, указывают, что на звонок им обычно отвечать нетрудно. В этих случаях не только облегчается начало разговора, но и весь телефонный диалог протекает более спокойно, без выраженных затруднений.

Объяснить это явление легко. В подобных случаях заикающиеся не успевают сосредоточить внимание на предстоящих привычных речевых трудностях, и тем самым значительно снижается уровень эмоций ожидания заикания в начале первой фразы. Происходит быстро переключение на содержание разговора, и чем разговор ответственнее, тем больше сосредоточивается больной на его смысловой стороне, которая в этих случаях выполняет функцию отвлекающего сигнала. В этой связи междугородный разговор, независимо от того, звонит ли сам больной, ждет ли он вызова на переговорном телефонном пункте или у себя дома, предупрежденный телефонисткой, представляет для заикающихся значительные трудности (за исключением одной ситуации: звонок-вызов без предупреждения, по автоматической телефонной линии). В этих условиях к обычным эмоциям ожидания речевой неудачи прибавляется еще ряд отрицательных эмоций: боязнь плохой слышимости в связи со значительной географической удаленностью собеседника, ограниченное время разговора, волнение, связанное с целью и конечными результатами предстоящей беседы, и т. п.

Когда в условиях общения по телефону заикающиеся 3 возрастных групп не отмечают ухудшения речи, возможны следующие варианты, обусловленные различными причинами. Изменений речи не наблюдается у большинства детей младшего школьного возраста, так как общаться по телефону им в основном приходится с близкими родственниками и товарищами, а при редких официальных разговорах в силу возрастных особенностей у них отсутствует стойкая фиксация внимания на неудачах в данной ситуации. У подростков, по сравнению со взрослыми, также несколько сужен круг официальных телефонных разговоров. От отдельных подростков нам приходилось слышать, что в справочные службы им звонить нетрудно, так как они собеседника не знают, и собеседник их никогда не узнает, а поэтому им все равно, что о них подумают, даже если они будут заикаться. Такого рода размышления снижают уровень эмоциональной напряженности в данной ситуации.

Значительный процент взрослых, не испытывающих при разговорах по телефону усиления заикания, можно объяснить, видимо, определенной психологической адаптацией к указанным условиям общения, возникшей в результате накопленного в этой области в силу необходимости большого жизненного опыта.

Улучшение речи по телефону, наступающее у незначительной части заикающихся (подростки — 7 %, взрослые — 9 %), по нашим наблюдениям, отмечается больными, которые стесняются не только своей нарушенной речи, но и в силу ряда причин (искажающее лицо судорога, разбрызгивание во время речи слюны, гипергидроз ладоней, повышенная потливость, боязнь покраснения и др.) тяготятся непосредственными контактами с окружающими. Также нам приходилось слышать от наших пациентов, что в стрессовых ситуациях (пожар, состояние, угрожающее жизни близких, особенно детей, и т. п.) при вызове по телефону соответствующих служб заикание полностью исчезало.

Улучшение речи



9-я группа. Общение в условиях, когда окружающие обращают внимание на заикание. В этой группе были выделены следующие ситуации речевого общения: собеседник дал понять больному, что обращает внимание на его нарушенную речь; спросили о заикании в неофициальной обстановке; в официальной обстановке поторопили в связи с речевыми затруднениями; сделали замечание с целью оказать помощь; грубо одернули; бестактно пожалели; из-за нарушенной речи отстранили от участия в мероприятии; высмеяли и др.

По нашим данным, в указанных ситуациях наиболее ранимыми вследствие их возрастных особенностей оказались подростки (88%); наименьшее количество случаев усиления заикания наблюдается у детей (63%); взрослые занимают промежуточное положение (71 %).

Когда окружающие, в основном близкие родственники и педагоги, в доброжелательной форме, умело помогают заикающимся преодолеть речевое затруднение, в некоторых случаях больные отмечают улучшение речи: в количественном отношении 1-е место здесь занимают дети (30%); на 2-м месте — взрослые (15 %) и наименьшее количество случаев — среди подростков (9 %).

Наиболее устойчивыми оказываются взрослые (14 %); наименьшее количество случаев, когда изменений в состоянии речи в силу указанных выше причин не наблюдается, — среди подростков (3%); промежуточное положение занимают дети (7 %).

Беседуя с нашими пациентами и их родственниками, мы нередко слышим, что впервые больной зафиксировал внимание на своем речевом дефекте с последующим ухудшением речи уже в детстве (старшие дошкольники, младшие школьники), когда педагоги в присутствии ребенка говорили его родителям либо своим коллегам о невозможности использовать больного в какомлибо мероприятии в связи с заиканием. Так же еще часто приходится слышать о грубых выходках здоровых детей, а иногда и взрослых (насмешки, передразнивания, обидные прозвища), касающихся речи заикающегося ребенка. Дети впечатлительные, обидчивые, легкоранимые могут незамедлительно прореагировать на подобные психотравмирующие раздражители значительным ухудшением речи и появлением некоторых особенностей поведения — замкнутости, плаксивости, в некоторых случаях — агрессивности.

У подростков и взрослых по сравнению с детьми круг ситуаций 9-й группы значительно расширяется. Чаще всего нам предъявляют жалобы на ухудшение речи в тех случаях, когда окружающие неожиданно спрашивают больного о заикании, дают ему обывательские советы о том, как от него излечиться, бестактно в присутствии посторонних людей разглагольствуют о бедственном положении больного, высказывают слова показного, слезливого сочувствия.

Нередки случаи, когда больные вследствие повышенной мнительности и обидчивости неправильно истолковывают некоторые замечания или жесты (взгляды, улыбки) окружающих, ошибочно расценивая их как насмешку над своей нарушенной речью. Такие случаи не только являются причиной ухудшения речи заикающихся в данный момент, но могут приводить к конфликтным ситуациям и неоправданному осложнению взаимоотношений больного с окружающими людьми.